Александр Сергеевич ПУШКИН (1799—1837)

Лирика А. С. Пушкина

      «...Это имя, знакомое с детства, вместе с грамотой впаяно в речь» (П. Антокольский). Лирика Пушкина — «лелеющая душу гуманность» (В. Г. Белинский). Основные мотивы лирики Пушкина. Красота, Добро, Истина — три принципа пушкинского творчества. Философские проблемы лирики Пушкина. Философская лирика. Национально-историческое и общечеловеческое содержание лирики.

Стихотворения, которые необходимо знать

      «К портрету Жуковского», «К Чаадаеву» (1818)

      «Деревня» (1819)

      «Погасло дневное светило...» (1820)

      «Песнь о вещем Олеге», «Узник» (1822)

      «Птичка» (1823)

      «Все кончено, меж нами связи нет...», «К морю» (1824)

      «Жених», «Я помню чудное мгновенье...», «Все в жертву памяти твоей...», «Желание славы», «Если жизнь тебя обманет...», «Зимний вечер», «Сожженное письмо», «19 октября 1825 года», «Храни меня, мой талисман...» (1825)

      «И. И. Пущину», «Признание», «Зимняя дорога», «Пророк» (1826)

      «Арион», «Анчар», «Во глубине сибирских руд...», «Поэт», «Кипренскому» (1827)

      «Не пой, красавица, при мне...», «Цветок» (1828)

      «Брожу ли я вдоль улиц шумных...», «Зимнее утро», «Я вас любил...», «Кавказ», «На холмах Грузии...» (1829)

      «Что в имени тебе моем?..», «Бесы», «Элегия», «Мадона», «Поэту», «Безумных лет угасшее веселье» (1830)

      «Осень» (1833)

      «Пора, мой друг, пора...» (1834)

      «Вновь я посетил...», «Туча» (1835)

      «Памятник», «Была пора...», «О нет, мне жизнь не надоела», «Отцы пустынники и жены непорочны» (1836)

Вспомним наизусть (на выбор)

      «Узник» (1822)

      «Сожженное письмо» (1825)

      «Храни меня, мой талисман...» (1825)

      «Признание» (1826)

      «Пророк» (1826)

      «И. И. Пущину» (1826)

      «Анчар» (1827) 

      «Поэт» (1827) 

      «Кипренскому» (1827) 

      «Цветок» (1828) 

      «Я вас любил...» (1829) 

      «Зимнее утро» (1829) 

      «Мадона» (1830)

      «Туча» (1835) 

      «Капитанская дочка» (отрывок) (1836)

Вопросы для повторения лирики А. С. Пушкина

      — В каких произведениях Пушкина с наибольшей ясностью выражен эстетический идеал поэта?

      — Какое место занимает Пушкин в ваших сегодняшних размышлениях?

      — Что вы сейчас читаете, перечитываете из Пушкина, из литературы о нем?

Анализ лирического стихотворения

      В связи с повторением лирики воспользуемся теоретическим материалом «Как анализировать лирическое стихотворение».

      Сочинение— анализ лирического стихотворения (восприятие, оценка, истолкование)

      Восприятие — важная составная часть системы психологического знания, необходимый этап познания, связанный в большей или меньшей степени с мышлением, памятью, вниманием; действие по значению глагола «восприять».

      Оценка — мнение, суждение о качестве, достоинстве, значении (в данном случае лирического стихотворения). Положительное или отрицательное отношение, выражаемое в виде похвалы или порицания, согласия или критики, проявления симпатии или неприязни.

      Истолкование — толкование, объяснение, освещение, комментирование, интерпретация. Делать ясным, понятным; устанавливать, раскрывать смысл; рассуждать, пояснять, разъяснять, дав толкование.

      Сочинение — анализ лирического стихотворения очень сложный вид работы. Существует, образно говоря, целая наука о том, как анализировать лирическое стихотворение.

      Итак, как же анализировать лирическое стихотворение?

      Лирика (от греч. lira — музыкальный инструмент, под аккомпанемент которого исполнялись стихи и песни) — род литературы, в котором первичен не объект, а субъект высказывания и его отношение к изображаемому.

      Анализируя лирическое стихотворение, необходимо понимать, знать и помнить следующее.

      Главная особенность лирики заключается в том, что она «сосредоточена прежде всего на изображении внутреннего мира человека» (Л. И. Тимофеев): мысли и чувства, переживания и настроения, впечатления и раздумья.

      Лирическое стихотворение — сложный творческий процесс, в котором осуществляется преображение конкретного, единичного, только что пережитого в общезначимое, общечеловеческое.

      Лирическое стихотворение — это предельная концентрированность, завершенность, исчерпанность, всеохватность мысли.

      Анализ лирического стихотворения — это законченный вывод, итог, это работа, проверяющая наши мысли, чувства, картины, возникшие при чтении в нашем воображении. Это степень сопричастности, попытка приблизиться к позиции автора, к концепции произведения. Это сопутствие, сопереживание, со-размышление с поэтом. Это воображение и способность чувством отозваться на текст.

      Только проницательному читателю открывается глубинный смысл лирического произведения.

      Анализ лирического стихотворения требует тонкости. В центре внимания при анализе лирического стихотворения должно находиться движение поэтической мысли. Движение лирической темы — творческая мысль поэта о себе и окружающем. Оно несет на себе отпечаток мировоззрения, поэтического видения действительности, языка, стиля своего создателя.

      Способность художника по-своему видеть мир и открывать его по-новому надо научиться распознавать и ценить.

      Целостный анализ художественного текста слагается из единства его различных и взаимосвязанных уровней: идейного содержания; жанрово-композиционной структуры; языка как эстетически организованной системы.

      1) Идейно-эстетический уровень анализа — это воплощенное в анализе в соответствии с авторским замыслом содержание произведения как результат эстетического освоения изображаемой действительности.

      2) Жанрово-композиционный уровень — это поэтическая структура в ее широком понимании, т. е. то, как «сделано» произведение.

      3) Языковой уровень — система изобразительных средств, посредством которых выражается содержание произведения.

      В анализ лирического стихотворения необходимо включение творческой истории стихотворения.

      В лирическом стихотворении особым способом выражения авторского сознания является лирический герой — «единство личности, не только стоящей за текстом, но и воплощенной в самом поэтическом сюжете, наделенной определенной характеристикой» (Л. Я. Гинзбург).

      Сюжет в лирическом произведении — сама последовательность авторского эмоционального высказывания. Сюжет существует всегда только в образной системе стихотворения. Событие в стихотворении сжато, свернуто, фактически это только намек на рассказ, которому присущи острая динамичность, упорядоченность в организации текста.

      Анализируя лирическое стихотворение, необходимо определить его тему, идею, основную авторскую мысль, авторский замысел, авторскую позицию, поэтический замысел стихотворения.

      Основой работы при анализе лирического стихотворения является постижение поэтического слова и образа. Нужно учитывать специфику лирического образа, описательный образ в лирике, найти, какие образы использует поэт.

      Лирическая поэзия — это тайна языка, слова. В лирической поэзии слово приобретает особую выразительность, особенно из-за нахождения в контексте, где оно связано с другими словами множеством стилистических, смысловых, грамматических, синтаксических и прочих связей. Так образуются тропы.

      Тропы — преобразование, переосмысление единиц языка. Это обороты речи, в которых слово или выражение употреблено в переносном значении в целях достижения большей художественной выразительности. В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, представляющихся нашему сознанию близкими. Тропы играют определенную роль в создании образа, в воплощении темы и идеи.

      Лирические стихотворения — это слова, «отягченные смыслом, наполненные им», и тем не менее «всякое стихотворение — покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся, как звезды. Из-за них существует стихотворение» (А. А. Блок). Такие слова являются в тексте ключевыми, опорными. К ним тянутся «нити различных уровней текста».

      Это не только слова, значимые для стихотворения как художественного целого, без которых невозможно понимание мысли автора, смысла стихотворения. Но это и слова, максимально выразительные и насыщенные, несущие поэтический образ.

      Выявление художественной функции каждого элемента стихотворения — важный этап анализа лирического стихотворения.

      Основа всякой поэтической вещи — ритм — «основная сила, основная энергия стиха» (В. В. Маяковский).

      Общему стилистическому целому стиха подчинена рифма — созвучие концов стихов. Рифма связывает строки — ритмические единицы.

      «Рифма возвращает вас к предыдущей строке, заставляет вспомнить ее, заставляет все строки, оформляющие одну мысль, держаться вместе» (В. В. Маяковский. «Как делать стихи»).

      Определение своеобразия поэтики анализируемого стихотворения — характеристика не только ритмико-синтаксической организации, структуры стиха, но и звукопись — музыкальное звучание строфы. В. В. Шефнер звучание стиха определил как «точеную точность стиха».

      Система изобразительных средств, представляя собой языковую форму выражения, всегда связана с содержанием, формирует и воплощает его.

      Реальное восприятие лирического стихотворения индивидуально. Оно может ассоциироваться с какими-то жизненными воспоминаниями, быть близко и значимо, но, анализируя лирическое стихотворение, необходимо опираться на биографический, литературный, социально-культурный и исторический фон, учитывать характер предложенного для анализа материала. Главное — постижение стихотворения и ни в коем случае не подмена анализа лирического стихотворения описанием личных впечатлений от этого стихотворения.

      Единство формы и содержания, личностное отношение, сочетание аналитического и эмоционального начал при анализе лирического стихотворения сделают его интересным и значимым. А понимание образной системы стиха, вкус к метафоре, умение ее видеть и понять ее значение, способность услышать и слушать музыку стиха поднимает человека на новую эстетическую высоту.

Памятка о том, как учить стихи

      Человек, который знает много стихов, любит литературу, хорошо владеет речью. Заучивание стихов не только труд, но и удовольствие, если уметь это делать. Вот несколько советов.

      Никогда не учите построчно.

      Внимательно прочитайте стихотворение, лучше вслух, два-три раза, стараясь передать настроение, вдумываясь в смысл и звучание отдельных строк. После этого закройте книгу и попробуйте прочитать стихотворение наизусть. Сразу выяснится, что уже запомнилось. Восстановите забывшееся в первом четверостишии, несколько раз его прочитайте, добиваясь выразительности чтения. Присоедините к первому четверостишию второе, сверяясь с текстом. Таким образом выучите стихотворение целиком. Два-три раза прочитайте его полностью вслух при закрытой книге. Обязательно повторите стихотворение вечером или утром следующего дня.

      План и рабочие материалы к сочинению «Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина»

ПЛАН

 

РАБОЧИЕ МАТЕРИАЛЫ

Особенности поэтического мира А. С. Пушкина.

   

«Осень»

Назначение поэзии.

 

«Пророк»

Роль и место поэта в мире людей.

 

«Поэт», «Поэту»

Поэт и толпа.

 

«Эхо», «Ответ анониму»

Что делает имя поэта бессмертным?

 

«Я памятник себе воздвиг нерукотворный...»

      Размышляя о теме поэта и поэзии в лирике Пушкина, остановимся на некоторых существенных моментах. Это вопросы библейской символики и роли славянизмов в произведениях о роли и назначении поэта и поэзии. Почему Пушкину, размышлявшему над процессом поэтического творчества, «понадобились» библейские образы и легенды? Высокое представление Пушкина о творческом даре и миссии поэта требовало сравнения с образами самыми возвышенными: Бог, пророк, серафим. Эти слова торжественны и приподняты. Они настраивают читателя на определенный лад, тем самым создавая атмосферу «высокого напряжения» и выводя творческое вдохновение, поэтический дар из ряда обычных явлений. Суровость интонаций, сдержанность в выборе слов и красок, в передаче действий и поступков вызывают представление о трудности творчества, о страданиях, которые испытывает на своем жизненном пути каждый поэт-пророк. Славянизмы создают торжественный и одновременно суровый тон, подчеркивают накал чувств, внутреннюю страстность.

      Например, «Пророк» — «стихотворение, написанное не от лица автора, а от лица библейского пророка... поэтому рассказ его выдержан в библейском стиле» (Н. Л. Степанов). (Исследователи отмечают текстуальную близость стихотворения «Пророк» к книге пророка Исайи.) «Библейские краски здесь только одеяние!», и стихотворение — «обобщенное воплощение мысли о пророческом служении поэта» (А. Соломинский).

      Говоря об общем тоне стихотворения «Пророк», назовем эпитеты «мягкий», «задумчивый», «спокойный», «торжественный», «суровый», «приподнятый».

      Выясним, чем вызваны торжественность и суровость тона, с какими представлениями о поэте и его служении людям они связаны. В чем видит Пушкин радость и счастье поэтического творчества? Каких жертв и лишений оно требует? Чем можно объяснить спокойную уверенность Пушкина в бессмертии своей поэзии? («Я памятник себе воздвиг...»)

Чтение и рецензирование сочинений

      1. Сочинение — анализ стихотворения А. С. Пушкина «Пророк» (восприятие, истолкование, оценка).

      2. Сочинение — анализ стихотворения А. С. Пушкина «Что в имени тебе моем?..» (восприятие, истолкование, оценка).

      3. Сочинение-анализ «Мое любимое стихотворение А. С. Пушкина» (восприятие, истолкование, оценка).

Сочинение — анализ стихотворения А. С. Пушкина «Пророк»

      В жизни каждого человека наступает момент, когда он вдруг начинает задумываться о цели и смысле жизни, о проблемах соотношения личности и бытия, о своем месте в мире людей, и каждый, наверное, испытал мучительную боль, не находя ясных ответов на поставленные вопросы.

      Во все времена проблемы бытия особенно волновали передовых представителей человеческого общества, в том числе и художников слова — поэтов и писателей.

      Но ни в одной литературе мира «проклятые вопросы», как назвал их Достоевский, не стояли так остро, как в русской. По словам Евтушенко, во все времена «поэт в России больше, чем поэт».

      И конечно же, эти вопросы не могли не волновать гениального поэта Пушкина, явившегося «началом всех начал» в русской классической литературе.

      «Пророк» — стихотворение о поэте и поэзии, о назначении поэзии. Все слова стихотворения в «Пророке» имеют существенный момент: это библейская символика и славянизмы.

      Почему? Да потому, что слишком высоко было представление А. С. Пушкина о творческом даре и миссии поэта. И эта высота требовала сравнений с образами самыми возвышенными:

      Бог, пророк, серафим.

      Эти слова торжественны и величавы. Прочитывая их, человек настраивается на определенный лад, на определенную атмосферу. И атмосфера эта «самого высокого напряжения».

      Нужно упомянуть, что стихотворение было написано в 1826 году, когда уже свершилась казнь над друзьями поэта — декабристами и когда передовые люди России оказались в пустыне отчаяния, на перепутье веры в возможность демократических перемен. Тяжелую безысходность положения ощущает лирический герой стихотворения.

      С появлением шестикрылого серафима начинается духовное перерождение человека:

...Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон...

      Люди отвергают сверхзоркость и суперслух. Им открывается весь мир во всем его многообразии форм и звуков. Человек получает качества древнего и величественного мира природы:

...Зоркость орлицы и мудрость змеи.

      Более того, серафим избавляет заблудившегося в пустыне неверия человека от его греховной сути:

...И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый...

      Очень важно, что очищение, освобождение от греха сопряжено с адскими муками, со страданиями. Ибо только страдание может привести человека к духовному воскрешению:

И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал...

      Чтобы стать пророком, чтобы познать истину, нужно отрешиться, отстраниться от мук сердечного трепета, от страха, от всего того, что так присуще слабому духом человеку.

      Наконец, лирический герой получает все необходимые качества пророка, но остается в бездействии, «как труп». В чем же причина? Разгадка проста. Ему не хватает главного — цели, которую знает только Всевышний.

      Тема стихотворения — поэт и поэзия — подразумевает проблему: в чем заключается предназначение поэта и поэзии? Расшифровав поэтическую аллегорию, можно прийти к выводу, что истинный поэт — это человек, наделенный возможностью проникать в загадочные глубины окружающего мира. Глазам его открыта тайна бытия, слух его необычайно чуток, язык его лишен лжи, а цель его определена самим Богом:

...Глаголом жги сердца людей.

      Поэт призван своим вещим, пророческим словом будить сердца людей к добру и благородным порывам. Таково высокое гуманистическое призвание поэта и такова главная идея стихотворения «Пророк». А. С. Пушкин мастерски воплощает свою идею в лаконичных и выразительных строках. Стихотворение написано ямбом, что придает ему чеканное и мужественное звучание.

      Большую роль здесь играет употребление старославянизмов (перстами, зеницы, уста, виждь, внемли). Архаичная лексика придает стихотворению особую торжественность и силу.

      Не случайны и частые повторы (половина строк стихотворения начинается с союза «и»). Повторение нагнетает напряжение, связанное с муками перерождения человека и пророка.

      И наконец, особую яркость происходящему придают неповторимые эпитеты: (перстами) легкими, вещие (зеницы), (язык) празднословный и лукавый, (жало) мудрыя, (уста) замерзшие, (сердце) трепетное. Каждый из этих эпитетов несет определенную эмоциональную нагрузку: легкими — легкое прикосновение, мягкое, осторожное; вещий — предвидящий будущее, пророческий; празднословный и лукавый — коварный, хитрый; мудрыя (мудрый) — обладающий большим умом, основанный на знании, опыте; трепетное — взволнованное.

      Единство своеобразной идеи с оригинальным языковым средством, выражающим эту идею, и создает то потрясающее впечатление, которое производит на читателя стихотворение «Пророк».

      «Глаголом жги сердца людей» — это как завет, исполненный поэтом. Наверное, поэтому поэзия А. С. Пушкина точно озарена светом вечности и мотивом жертвенности. Но принесенная жертва не напрасна. Энергия находит выход в повелительном «жги» последней строки. И пушкинские стихи жгут.

      Поэт выделяется из общей массы. Он выше ее. Поэт — избранник, но это избранничество покупается муками творчества, благодаря которым поэт становится пророком. Эта мысль развивается в стихотворении «Пророк», посвященном теме поэта и поэзии. Особенно сильно звучит мотив избранничества.

      В стихотворении говорится о свойствах, которыми должен обладать поэт в отличие от обыкновенного человека, чтобы достойно выполнить свою миссию.

      В этом стихотворении Пушкин обращается к библейской мифологии: вместо поэта — пророк, вместо Аполлона — еврейский бог, вместо Музы — серафим. Будущий поэт томится «духовной жаждою» «в пустыне мрачной» — в косном, бездуховном человеческом обществе. Посланник Бога — серафим преобразует всю природу человека, чтобы сделать из него поэта-пророка. У человека открываются глаза:

Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.

      Теперь он видит то, что не может видеть обыкновенный человек, слышит полет ангелов и рост травы. Серафим дает человеку вместо языка «жало мудрыя змеи», вместо трепетного сердца «угль, пылающий огнем, во грудь отверстую водвинул». Но этого преобразования недостаточно, чтобы стать настоящим поэтом («Как труп в пустыне я лежал»), нужна еще высокая цель, высокая идея, во имя которой творит поэт и которая оживляет, дает смысл, содержание всему тому, что он так чутко видит и слышит. Эта цель образно обозначена как «Бога глас, взывающий к пророку, как воля Бога, наполняющая его душу и повелевающая ему жечь сердца людей своим поэтическим словом — глаголом, показывая подлинную правду жизни:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли...»

      Рецензия. В сочинении — анализе стихотворения «Пророк» А. С. Пушкина уделено особое внимание высокому представлению поэта о творческом даре и миссии поэта. Отсюда — пророк, отсюда — суровость интонации, торжественность и сила старославянизмов.

      В сочинении подчеркнуто, что торжественность и суровость тона автора стихотворения связаны с главным предназначением поэзии и поэта — служением людям. Сочинение написано языком, соответствующим приподнятости интонации стихотворения «Пророк».

Сочинение — анализ стихотворения А. С. Пушкина
«Что в имени тебе моем?..»

      «Не знаю, — размышляла М. Цветаева, — нужны ли вообще бытовые подстрочники к стихам: кто — когда — с — где — при каких обстоятельствах и так далее жил. Стихи быт переломили и отбросили, и вот из уцелевших осколков, за которыми, ползая вроде как на коленях, биограф тщится рассказать бывшее... К чему? Приблизить к нам живого Пушкина? Да разве он, биограф, не знает, что поэт — в стихах живет?»

      Да, я согласна с этим размышлением.

      «Поэт — в стихах живет». Живет поэт и в одном из моих любимых произведений А. С. Пушкина — стихотворении «Что в имени тебе моем?..», почти не требующем биографического комментария. Стихотворение написано в 1830 году (5 июня) в ответ на просьбу красавицы польки Каролины Собаньской вписать ей в альбом свое имя.

      Пушкин познакомился с ней в феврале 1821 года в Киеве, а позднее встречался в Одессе и Петербурге. О чувстве Пушкина к Каролине свидетельствуют два письма к ней, написанные 2 февраля 1830 года — в девятую годовщину дня, «когда я вас увидел в первый раз». Воистину любовь вечна, и память о любимой женщине жива в сердце поэта:

Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я.

      «Счастье так мало создано для меня, что я не признал его, когда оно было предо мною». Поэт не надеется на взаимность; ведь его послание обращено к женщине, которая его, видимо, никогда не любила.

Что в имени тебе моем?..
Что в нем? Забытое давно
В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно.
Воспоминаний чистых, нежных.

      Власть самого высокого, прекрасного и волнующего чувства — любви познал поэт. Об этом и строки стихотворения, и строки письма: «Вам обязан я тем, что познал все, что есть самого судорожного и мучительного в любовном опьянении, и все, что есть в нем самого ошеломляющего». Страдания облагораживают душу человека. Особенно страдания любви. Это высокое чувство возвышает Пушкина, делает его более благородным:

      Что в имени тебе моем?..

      Этот риторический вопрос привлекает внимание читателя, потому что он не только не требует ответа, но и содержит утверждение, что в нем, в этом имени, — ничего нет для той, к кому обращены строки стихотворения и строки письма:

      «От всего этого у меня осталась лишь слабость выздоравливающего, одна привязанность, очень нежная, очень искренняя, — и немного робости, которую я не могу побороть». Человеческая жизнь не бесконечна. Время безжалостно над человеческой жизнью: «Ваша душа... не встретит ее [душу поэта] в беспредельной вечности».

      И не случайно анафорическое утверждение: «оно умрет...», «оно... оставит мертвый след». Другая анафора: «Что в имени?..», «Что в нем?..» — приводит к той же горькой мысли о забвении, исчезновении. Ведь глагол «умрет» как раз и имеет значения: «забвение», «исчезновение», «перестанет звучать».

      Но, читая стихотворение от станса к стансу, вслушиваясь в ритм его строф, вдумываясь в значение эпитетов (печальный, ночной, глухом, мертвый, новых, мятежных, чистых, нежных), мы начинаем понимать двойственность композиции. Категоричность утверждения: «Что в имени тебе моем? — Оно умрет» — ослабевает. Возникает надежда на память, потому что только память противостоит уничтожающей силе времени.

      Сравнения, которые использует поэт, взяв для них волну и звук ночной, и останавливают мгновение, и дают надежду, что ничто в мире не проходит бесследно. Продлить человеческую жизнь может только память, которая одна только побеждает время. «Память — преодоление времени, преодоление смерти» (Д. С. Лихачев). Пока нас помнят, мы живы.

      И инверсия третьей части стихотворения: «воспоминаний чистых, нежных» — подтверждает эту надежду.

      Союз «но», с которого начинается четвертая часть стихотворения, вносит перелом в психологическое развитие стихотворения. В автографе Пушкина в альбоме графини Собаньской после этого союза стоит многоточие, т. е. пауза. И эта пауза несет в себе глубокий смысл, помогает понять глубокий психологизм стихотворения.

      В последнем стансе стихотворения в отличие от предыдущих употребляются глаголы настоящего времени, которые тоже усиливают надежду на память о чувстве пишущего в альбом, о сердце, в котором живет любимая, живет любовь к ней, живут смирение перед судьбой и бескорыстие по отношению к любимой женщине:

Но в день печали, в тишине,
Произнеси его тоскуя;
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я...

      Относясь к так называемой медитативной лирике, философское стихотворение «Что в имени тебе моем?..» носит характер глубокого раздумья над проблемами человеческой жизни, размышления о любви.

      Рецензия. Сочинение — анализ лирического стихотворения «Что в имени тебе моем?..» А. С. Пушкина отличает вдумчивость, умение выделить существенное, главное и осмыслить его. Дана оценка содержанию стихотворения и его художественным особенностям. Композиция сочинения свидетельствует о наличии внутренней логики и последовательности в изложении мыслей. В восприятии и истолковании произведения чувствуется, что благородный, любящий Пушкин импонирует автору сочинения.

      Сочинение написано хорошим литературным языком.

Сочинение-анализ «Мое любимое стихотворение А. С. Пушкина»

А. С. Пушкин. «Осень»

 

Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса...

      Я знаком со стихотворением А. С. Пушкина «Осень» с самого раннего детства. Мне его читала мама, часто я читал его сам. Сам Пушкин — это уже праздник для души, а его стихотворение вдвойне. И наверное, поэтому оно близко моей душе.

      Пусть строки этого отрывка не рисуют всей картины осени, но приятная и мягкая музыка вливается в душу бодрящим ручейком, наполняя ее светом и любовью. Наплывают воспоминания о детском восприятии этой удивительной поры. Видишь смутные образы: падают листья в прозрачные и хмурые лужи, льют тяжелые осенние дожди, щиплет нос холодный ветерок. Ощущается тоска о прошедшем лете, о его теплом солнце. Я не разделяю мнения Пушкина о том, что нет ничего лучше осени. Для меня осень — пора прощания с вольной и безмятежной жизнью и начало тяжелой умственной работы. Но интонация стихотворения, палитра красок делают тебя безвольным рабом пушкинских утверждений. И кажется, что не он, а ты расцветаешь с каждой осенью, что для тебя наступает пора душевного и физического оздоровления:

И с каждой осенью я расцветаю вновь;
Здоровью моему полезен русский холод...

      Я люблю это стихотворение за то, что оно не похоже на другие. Слова в нем мягкие и теплые. Много реалистических картин, в которых природа играет главную роль. Есть веселые эпизоды, в которых автор делится своими впечатлениями о весне и лете. Несмотря на откровенную любовь к осени, в стихотворении мы видим и другие образы времен года, видим все времена года с их прелестями и недостатками. Например, лето — пора мух и комаров, весна теплая, но грязная. А какая тогда зима? Зима в стихотворении — время спокойного и размеренного течения жизни. Кажется, что каждая строка о ней наполнена грустью о прошедшем творческом взрыве. Пушкину нравится это снежное время:

Суровою зимой я более доволен,
Люблю ее снега; в присутствии луны...

      Но Пушкин жалуется, что она так долго тянется. И это оправданно. Нельзя только отдыхать, нужно еще и работать.

Но надо знать и честь; полгода снег да снег,
Ведь это наконец и жителю берлоги,
Медведю, надоест.

      И все же осень — главная героиня стихотворения. Ей Пушкин признается в любви. Ее благодарит за то, что пробуждает музу в душе его, освежает и наполняет мыслями голову:

И пробуждается поэзия во мне:
Душа стесняется лирическим волненьем,
Трепещет и звучит...

      Стихотворение «Осень» — это итог, итог тяжелой и плодотворной работы над темой природы. Пушкин — художник. Он пользуется стихотворением как полотном, на которое он наносит мазки. Эти мазки из слов, обретающих на этом полотне новое звучание и яркость. Сама природа в его глазах — это что-то святое, возвышающееся над мирской суетой.

      Пушкинская «Осень» — это вера в высокие и прекрасные начала жизни. Красота осени показана в сравнении с другими временами года. Поэт восторгается видом русской природы, ее осенней пышностью и красотой, воспринимаемой им как знамение вечного обновления жизни.

      Стихотворение имеет необычную композицию. Написано октавами. Поэтому мы воспринимаем его как непринужденную беседу автора с читателем, рассказывающего не только об осени, но и о деревенской жизни, о себе самом. Мы видим, как постепенно идет перерастание пейзажных картин в раздумье о собственной судьбе.

Плывет. Куда ж нам плыть?

      Вот так завершает Пушкин свое стихотворение. Он отправляет корабль осени в путь. И этот путь идет через наши души, обеспечивая непрерывное совершенствование. Стихотворение «Осень» нужно петь под музыку или просто про себя. И я уверен, что эта песня дойдет до глубины души любого человека и откроет все ее потаенные места. Что-то таинственное заключено в нем, что-то такое, что не дано понять и осознать. И как после этого не любить это стихотворение? Ведь это движение человека сквозь природу и природы сквозь человека. Движение означает прекрасное постоянное творчество природы, созданием которой является человек и его духовный мир. Вот за это все и за стихотворение «Осень» я люблю Пушкина, который в осени черпал поэтическое вдохновение — таинство из таинств.

И пробуждается поэзия во мне:
Душа стесняется лирическим волненьем,
Трепещет и звучит...
И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы легкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута — и стихи свободно потекут —

стихи, озаренные светом вечности.

      Рецензия. Содержание сочинения отвечает задаче, заключенной в формулировке темы. Оценка стихотворения вдумчивая. При истолковании произведения А. С. Пушкина внимание автора сочинения сосредоточено на мыслях, переживаниях и раздумьях поэта.

Темы сочинений по лирике А. С. Пушкина

      Тема внутренней свободы и несвободы в творчестве Пушкина.

      Реалистический пейзаж в лирике Пушкина.

      Свободолюбивая лирика Пушкина.

      Философская лирика Пушкина.

      «Лелеющая душу гуманность» (Белинский о поэзии Пушкина).

      Дружба и друзья в лирике Пушкина.

      Любовная лирика Пушкина.

      «...В мой жестокий век восславил я свободу...» (по лирике Пушкина).

      «...Дум высокое стремленье...» (по лирике Пушкина).

      Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина.

      «Чувства добрые» в лирике Пушкина.

      Тема «вольности святой» в лирике Пушкина.

      «Для каждого возраста А. С. Пушкин имеет у себя нечто соответствующее» (В. В. Розанов).

      «Да ведают потомки православных земли родной минувшую судьбу».

      Стихотворения Пушкина о любви: чувства и мысли, воплощенные в слове.

      Пушкин — друг и соратник декабристов.

      Историческая тема в творчестве Пушкина.

      Образ Петра I в творчестве Пушкина.

      Борис Годунов в трагедии «Борис Годунов».

      Москва в трагедии «Борис Годунов».

      «Гений и злодейство» — две вещи несовместимые.

      Романтические поэмы Пушкина.

      «Александр Сергеевич, разрешите представиться».

      «Душа в заветной лире...»

      «Порой опять гармонией упьюсь...»

      «Товарищ, верь!..»

      Эволюция идеала свободы в лирике Пушкина.

      «...Ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество...»

      «Иные берега» (Восток и западный мир в творчестве Пушкина).

      «Куда ж нам плыть?»

      Пушкин — путеводная звезда России.

      «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать...».

      Список произведений к сочинению по теме «Историческая тема в творчестве А. С. Пушкина»

      1. «Песнь о вещем Олеге».

      2. Поэма «Полтава».

      3. Роман «Евгений Онегин» («...напрасно ждал Наполеон...»).

      4. Воспоминание в Царском Селе.

      5. Бородинская годовщина.

      6. Стансы.

Чтение и рецензирование сочинений

      1. История Отечества в творчестве А. С. Пушкина.

      2. Философская лирика А. С. Пушкина.

      3. Мой Пушкин.

История Отечества в творчестве А. С. Пушкина

(По одному или нескольким произведениям)
 

Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам...
Животворящая святыня!
Земля была б без них мертва.

А. С. Пушкин

      Александр Сергеевич Пушкин... Сколь много значит это имя для каждого из нас! С этим именем, наверное, у каждого человека связано первое знакомство с поэзией. Каждый воспринимает поэта по-своему, всякий раз открывая для себя что-то новое.

      Еще в раннем детстве, не зная автора сказок, мы читаем наизусть отрывки из «Сказки о золотой рыбке», слушаем с замиранием сердца сказку о прекрасной Царевне Лебеди и умоляем родителей, чтобы они (уже в который раз!) прочли нам сказку о царе Додоне. И уже тогда, наивно, по-детски понимая стихи Пушкина, переживая за «хороших» героев и ненавидя «плохих», мы вбираем в себя все лучшее из этих сказок.

      Со временем приходит более глубокое понимание творчества талантливейшего поэта. И наконец, мы доживаем до такого состояния, когда осознаем, какое же неоценимое наследие оставил этот гений человечеству. Пушкин! Мы так привыкли к этому имени, к его поэзии, к его гению, к тому, что он — «солнце русской поэзии», к тому, что он «русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет» (Гоголь), что он — «начало всех начал» (Горький), что он — «наше все» (Ап. Григорьев), что он — «самый замечательный человек в России» (Николай I), что он «обладает всемирной отзывчивостью» (Достоевский), что он — наш современник, ибо идет с каждым из нас от рождения до смерти. Пушкин — на все времена. Пушкин — вечен.

      Велик поэт, равно как велико и многогранно его творчество. Оно охватывает все стороны жизни России прошлого столетия. Это и историческая обстановка, и быт эпохи, и нравы, и идеология. О России XIX века рассказывают произведения поэта, но как близка она нам, потомкам, живущим на стыке времен! Поэтому нам не чужд пушкинский патриотизм.

      Тема Родины занимает большое место в творчестве А. С. Пушкина О чем бы ни писал поэт, этот образ всегда согревал его душу. Что происходит, что совершается на родной Руси сегодня, что ожидает ее завтра — мысли эти неотступно тревожили его. Горячо любя Россию, поэт не мог не волноваться о «земли родной минувшей судьбе», поэтому очень часто мы видим обращение Пушкина к теме истории отечества. Это подтверждается большим количеством как прозаических произведений, так и поэтических, в которых поэт пытается не только воспроизвести те или иные события, но и дать им оценку с позиции автора и гражданина. И чтобы не быть голословной, приведу ряд произведений, которые признаны во всем мире за правдивость исторического повествования: «Дубровский», «Капитанская дочка», «Борис Годунов», «Медный всадник», «Полтава» и другие.

      Одно из первых таких произведений — «Песнь о вещем Олеге», написанная в 1821 году. В ней излагается поэтическая версия кончины великого русского князя, прославившегося своими удачными военными походами и победами над сильными врагами, в частности над Византией: «Твой щит на вратах Цареграда». Гордостью за отечество, за смелость и доблестное служение России ее сыновей, великих людей земли Русской веет на нас со страниц «Песни».

      Тема торжества русского оружия, героизма русского народа, победителя, освободителя, ярко и сильно звучит и в произведениях, посвященных Отечественной войне 1812 года — славной странице истории нашего могучего и многострадального Отечества.

      Как величественны строки из «Евгения Онегина», воспевающие подвиг Москвы:

Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля;
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.

      В строках стихотворения «Воспоминания в Царском Селе» ярко прослеживается тема исторической личности. Перед нами как живые встают прославившиеся в боях «Перун касульских берегов» Румянцев, «вождь полунощного флага» Орлов. Этой же теме посвящено стихотворение «Бородинская годовщина», написанное в 1831 году по поводу взятия предместья Варшавы.

      Однако слава Отечества — это не только военные победы, но и процветание народа, справедливое политическое устройство. После тяжело перенесенного всеми передовыми людьми того времени разгрома декабристского восстания 1825 года Пушкин вновь обращается к истории отечества, чтоб с ее помощью побудить самодержавие к созидательной деятельности. Поэт создает цикл произведений о Петре I. Петровская эпоха, как никакая другая, глубоко и ярко проанализирована Пушкиным, потому что, на мой взгляд, личность Петра I симпатична автору и приемлема им. Поэт видит в образе Петра I образцового правителя государства. В поэме «Полтава» он пишет:

Была та смутная пора,
Когда Россия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.

      Изображение Петра I — еще одно безусловное достижение исторической темы в творчестве Пушкина. В «Полтаве» идет прямое противопоставление Петра I Мазепе и Карлу XII как персонажам отрицательным, обреченным на гибель. Петр I служил России, ее культурному, экономическому и государственному росту. Петр I не играет в войну, как Карл XII, и не думает о личном возвышении, как Мазепа. Для него война со Швецией не личный каприз, не занятное времяпрепровождение, а историческая необходимость. Россия в сердце. Россия в мыслях Петра. Повинуясь этим требованиям, своему государственному долгу и долгу совести, он выполняет титаническую работу. Вот почему он, по меткому выражению Пушкина, «на троне вечный был работник».

      В стихотворении «Стансы» Пушкин так писал о Петре I:

То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник,
Он всеобъемлющей душой
На троне вечный был работник.

      Петр I показан и как государственный деятель, который возвысил Россию, заставил считаться с нами заморские державы, и как незаурядная личность, и как человек, которому не чужды человеческие слабости. Великим в своей простоте и открытости человеком показан Петр I, и именно сочетание «простоты, добра и правды», правды во всем делают Петра I грандиозной, великой личностью в истории славного отечества, в истории России. Россия, Россия и еще раз Россия. Она не сходит с уст поэта. А какая Россия без народа? И поэтому народ в произведениях Пушкина — главная решающая сила истории. Народ, его мнение, его быт и уклад жизни ярко выражены в любом творении поэта. Но я хочу остановиться на трагедии «Борис Годунов», в которой тема народа и истории наиболее глубоко выражена.

      «Борис Годунов» в определенном смысле новаторское произведение. Разумеется, когда поэт создавал эту трагедию, перед взором его стоял не только отцеубийца Александр I. Замысел Пушкина был бесконечно шире. Поэт показывает нам народный мятеж, поэтому автора волнует прежде всего вопрос о природе этих волнений. Народ — это основа государства, и мнение народное сильнее неправой власти державной. Оно, мнение народное, рано или поздно карает эту власть. Народ — творец истории, с его мнением нельзя не считаться — вот великая мысль Пушкина. Народное мнение стало страшным гласом, прозвучавшим смертным приговором над Годуновым. Сила народа велика. Величие государства в величии его народа. И в «Борисе Годунове» я еще раз нашла яркое тому подтверждение:

Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов?
Не войском, нет, не польскою помогой,
А мнением; да! мнением народным.

      Народ, а не цари и самозванцы творит суд истории. А русский народ силен духом, русский народ могуч. В истории отечества много тому подтверждений. Хвала Пушкину, хвала за то, что он проследил славный путь народа, хвала создателю произведений, которые приближают нас к событиям давно минувших лет. Любое историческое событие не должно оставаться в истории. Да и сама история не должна быть в прошлом. Нет, она должна быть с нами, иметь выход к живому бытию. Произведения Пушкина видятся мне именно тем вечным мостом между прошлым и настоящим, вечным потому, что Пушкин не умрет до тех пор, пока будет жить в человеке желание постичь истину, которая невозможна в разрыве с прошлым, в разрыве с памятью предков, в разрыве с судьбой отечества. Не случайно Пушкин говорил, что память о прошлом прежде всего «светла». Эта мысль проходит через все творчество поэта. Она и помогла мне понять, что память и знание прошлого наполняют мир, делают его значительным. Я думаю, человек, который берет на себя мужество писать о прошлом, вечен, ибо его жизнь, судьба и творчество сливаются с историей Отечества.

      Да, Пушкин неповторим! Каждое его слово требует серьезных раздумий. Может быть, поэтому, «когда у народа отняли Бога», Пушкин остался, остался навеки его пророком.

      Рецензия. Сочинение полно и глубоко раскрывает тему истории отечества в творчестве А. С. Пушкина, утверждая интерес поэта к истории, его патриотизм. Значимость А. С. Пушкина, неразрывная связь прошлого и настоящего — пафос сочинения, его основная мысль.

Философская лирика А. С. Пушкина

      В жизни каждого человека наступает момент, когда он вдруг начинает задумываться о цели и смысле жизни, о проблемах соотношения личности и бытия, о своем месте в мире людей. И каждый, наверное, испытал мучительную боль, не находя ясных ответов на поставленные вопросы.

      Во все времена проблемы бытия особенно волновали передовых представителей человеческого общества, в том числе и художников слова — поэтов и писателей.

      Но ни в одной литературе мира «проклятые вопросы», как назвал их Достоевский, не стояли так остро, как в русской. По словам Евтушенко, во все времена «поэт в России больше, чем поэт».

      И конечно же, эти вопросы не могли не волновать гениального поэта Пушкина, явившегося «началом всех начал» в русской классической литературе. Поэт спрашивал:

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?

      И в каждый период жизни у Пушкина был свой ответ на этот вопрос. В одном он уверен полностью:

Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел.

      Так говорит поэт в «Евгении Онегине», считая, что каждому возрасту в жизни соответствует определенная манера поведения: в молодости нужно жить полной жизнью, наслаждаться всеми ее радостями, удовольствиями и весельем, пока есть любовь, жар молодого сердца, дружеские встречи и беззаботные пиры. Уйдет молодость — уйдет жизнь:

Мы ж утратим юность нашу
Вместе с жизнью дорогой.

      Но пока сердце молодое бешено бьется в груди, поэт призывает:

...Тряхнем рукою руку,
Оставим в чаше круговой
Педантам сродну скуку.

      Однако, повзрослев, Пушкин пересматривает свое отношение ко многим вещам. Порой в его жизни наступают моменты, когда существенное кажется бессмысленным, безотрадным:

Цели нет передо мною;
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.

      Жизнь представляется поэту как совокупность трех этапов: утра — молодости, дня — зрелости и вечера — старости, после которой неизменно приходит ночь, олицетворяющая смерть; и человек не в силах изменить этот закон природы. «Но зачем тогда ум, душа, талант? — спрашивает себя поэт. — Зачем порывы и стремленья?»

Кто меня волшебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?..

      Мрачные серые дни сменяются светлыми, радостными, а сомненья — уверенностью в господстве положительного начала, ведь Пушкин — неисправимый оптимист, и вот он уже призывает:

Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.

      И тем не менее мысли о смерти не покидали поэта, и размышления об этом часто встречаются в его произведениях:

Я говорю: промчатся годы.
И сколько здесь ни видно нас,
Мы все сойдем под вечны своды —
И чей-нибудь уж близок час.

      Он предчувствовал свою раннюю гибель и томился мыслями о ней, о чем мы можем судить по проникновенным строкам стихотворения «Брожу ли я вдоль улиц шумных...»:

День каждый, каждую годину
Привык я думой провожать,
Грядущей смерти годовщину
Меж их стараясь угадать.

      Но умирать Пушкин не хочет, он полон жажды жизни, творчества и любви. Пронзительно доносится сквозь века его голос:

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья...

      Поэзия А. С. Пушкина точно озарена светом вечности, и в этом источник ее гармоничности, ее возвышенности, ее философского звучания. Поэт говорит о смерти как мудрец, философ: с глубокой и просветленной грустью. Мысли о смерти для Пушкина неотделимы от мыслей о вечном:

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть

И равнодушная природа
Красою вечною сиять.

      Жизнь не заканчивается со смертью какого-то одного конкретного человека, и поэт, посетивший в 1836 году такое дорогое ему Михайловское, в котором его «минувшее... объемлет живо», слушая приветственный шум сосен, глядя на младую разросшуюся рощу, «зеленую семью», приветствует «племя младое, незнакомое». Нет страдания, а только свойственная Пушкину светлая печаль в строках:

...не я
Увижу твой могучий поздний возраст,
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего.

      Поэт как бы передает эстафету жизни будущим поколениям, но верит, что связь времен, связь поколений неразрывна — она в памяти:

...И обо мне вспомянет.

      Память о Пушкине — вечная память. Не зарастает и не зарастет «народная тропа» ко всеобъемлющему, всегда современному творчеству, не зарастет и не зарастает тропа к поистине святым местам, где жил и творил поэт, где он нашел последний свой приют.

      Рецензия. Сочинение отличает глубина постижения смысла философской лирики А. С. Пушкина, активное и целесообразное владение фактическим материалом, индивидуальное восприятие.

Мой Пушкин

      Может, только в Михайловском понимаешь, что значит Пушкин для каждого русского человека, для тебя лично. Так случилось, что впервые в Михайловском я побывала уже немолодой, к тому времени многие города и веси были известны мне, и не раз сжималось сердце перед красотой, величественностью, торжественностью, но такого «высокого напряжения» всех чувств я не пережила нигде.

      Да, я прекрасно осознаю, что сказать лучше, чем сказал К. Г. Паустовский в своих «Михайловских рощах» о том, что испытываешь в пушкинских местах, я не смогу. (Да, может быть, уже и сказано все о Пушкине? Хотя как все сказать об этой всеохватности!) Но сказать хочу с тех пор, как побывала в Михайловском. Но, наверное, та самая «внезапная лирическая сила», которую ощутил, почувствовал и прочувствовал Паустовский, всякий раз вызывала мои слезы. Никак не могла понять: почему, перед чем... Вдруг сейчас поняла: перед вечностью, перед тем, что и через 200, и через 2000 лет Пушкин — вечен, Пушкин — на все времена, Пушкин — современен, он говорит с каждым из нас, в каждой его строке звучит родное и близкое для всех нас.

      ...Стояла осень, любимое время года поэта («И с каждой осенью я расцветаю вновь...»), шел дождь, едва уловимый запах поздних грибов, увядших и увядающих трав, прелости и тихой, безотчетной грусти был разлит в воздухе, и почему-то наплывало — «печаль моя светла...». Экскурсанты нетерпеливо ждали меня в автобусе и выслали мужа на поиски, а я, отстав на минуту, чтобы побыть одной в торжественности и величии Михайловского парка, все никак не могла расстаться с ним, с его суровостью, сдержанностью и страстностью.

      Я все смотрела на вековые липы в аллее, где Пушкин гулял с Анной Керн накануне ее отъезда, пойманный в волшебную сеть леса, и луны, и любви, и как он так бережно подобрал камешек, о который она споткнулась. («Каждую ночь гуляю я по своему саду и говорю себе: она была здесь, камень, о который она споткнулась, лежит на моем столе».) И восхитительные, возвышенные и возвышающие пушкинские строки, легкие, как дыхание, смягчали суровость Михайловского парка, который Паустовский назвал приютом отшельника.

Душе настало пробужденье...
И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

      При подъезде к Михайловскому резко меняется природа: она становится величественной со своими строгими вековыми хвойными лесами, и понимаешь, что только в таких одухотворенных местах и мог черпать вдохновение гений с его «всемирной отзывчивостью», ибо сама природа настроена на определенный лад. Родная земля давала поэту силы и просветляла душу, была источником его духовного озарения.

      А в кабинете поэта, так знакомого всем со школьной парты по знаменитой картине Николая Ге, тебя не оставляет ощущение, что Пушкин здесь, рядом, просто отлучился на мгновение и сейчас войдет. И, находясь в кабинете, понимаешь высокое представление Пушкина о творческом даре и миссии поэта, понимаешь, почему он сравнивал поэта с образами самыми возвышенными: Бог, пророк.

      Когда-то в «Комсомольской правде» была рубрика «Вечная книга», и мне все хотелось написать о романе «Евгений Онегин», вечной книге, всегда современной. И как еще одно свидетельство тому, что дух и слово Пушкина сопутствуют нам и сегодня, — удивительный моноспектакль С. Юрского «Евгений Онегин». И, стоя в большой зале дома у двери, выходящей на крыльцо над откосом над Соротью, воочию видишь, как «с заднего крыльца обыкновенно подавали» Онегину «донского жеребца».

      Вдохновение, выводя житейское из ряда обычных явлений, делает его поэтическим.

      А как передать очарование, восторг и печаль, одновременно щемящую и миротворную, на берегу неподвижною пеленою лежащего озера около трех сосен, разросшихся в рощу? Посетивший в далеком 1835 году такой дорогой его сердцу «тот уголок земли» поэт глубоко, просветленно и мудро как бы передал эстафету жизни потомкам:

...не я
увижу твой могучий поздний возраст —

и выразил свою веру в то, что связь времен и поколений неразрывна — она в памяти:

...И обо мне вспомянет.

      Пронзительно доносится до нас голос поэта, над которым свет вечности, «направляющий свет». На мой взгляд, неоспоримо мнение, что, «когда у народа отняли Бога», у него остался Пушкин, осененный святым Провидением, остался навеки его пророком. Слава Богу, что России возвращают Бога, и низкий поклон Поэту, «народная тропа» к творчеству которого не зарастает и не зарастет, как не зарастает и не зарастет тропа к поистине святым местам, где жил и творил поэт, где нашел он последний свой приют.

      Рецензия. Сочинение «Мой Пушкин» — сочинение-эссе. Обращаясь к литературной проблеме, автор сочинения взволнованно, открыто, предельно исповедально высказывает свои впечатления от посещения Михайловского. Размышляет, высказывает свои мысли, словом, рассказывает о мире Пушкина через себя и о себе с помощью Пушкина.

      Сочинение написано ярко, вдохновляюще, завораживающе.

«Евгений Онегин»

      «Евгений Онегин» — роман в стихах. Отличие от романа в прозе. Онегинская строфа. Творческая история. Структура текста. Россия в романе. Герои романа. Татьяна — нравственный идеал Пушкина. Русское православное начало в системе жизненных ценностей Татьяны Лариной. Типическое и индивидуальное в судьбах Ленского и Онегина. Автор как идейно-композиционный лирический центр романа. Пушкинский роман в зеркале критики (прижизненная критика, В. Г. Белинский, Д. И. Писарев, «органическая» критика — А. А. Григорьев, «почвенники» — Ф. М. Достоевский, философская критика начала XX века, писательские оценки).

Вопросы для повторения содержания романа,
его творческой истории, особенностей жанра
и своеобразия композиции

      — Что такое «онегинская строфа»? В чем ее особенность?

      — Как показана Россия в романе? Каковы характерные свойства провинциального дворянства, московского барства и петербургского света?

      — Почему Татьяна — нравственный идеал Пушкина?

      — Какова система жизненных ценностей Татьяны Лариной? Как проявляется в жизни и судьбе Татьяны русское православное начало? Чему остается верна Татьяна и в чем ее преображение? Почему Татьяна, любя Онегина, отвергает его? Почему Пушкин назвал роман именем героя, «странного спутника» своего, а не именем Татьяны Лариной, «верного идеала»?

      — Что индивидуально и что типично в судьбе Онегина? Под влиянием каких событий изменился Онегин? Почему трагичны итоги его жизненного пути?

      — Почему автор является идейно-композиционным и лирическим центром романа? Как в нашем представлении изменяется облик поэта, его отношение к жизни на протяжении романа? Почему «он вечно тот же, вечно новый»?

      — Чем объясняется непрекращающийся с начала выхода в свет и доныне интерес критики и критиков к пушкинскому роману «Евгений Онегин»?

Темы сочинений по роману «Евгений Онегин»

      Мое мнение об Онегине.

      «Я так люблю Татьяну милую мою!..»

      Онегин и Чацкий: чей характер значительнее?

      Татьяна Ларина и Катерина (по роману «Евгений Онегин» и драме «Гроза»).

      Проблема поиска смысла жизни героями романа «Евгений Онегин».

      «Он вечно тот же, вечно новый» (образ автора в романе).

      Картины русской природы в романе.

      Татьяна Ларина — русский национальный характер.

      Реализм романа.

      Читая роман «Евгений Онегин»...

      Мое мнение о романе «Евгений Онегин».

      Онегин — «добрый... приятель» автора.

      Онегин или Ленский: кто мне ближе?

      Мои любимые строфы в романе «Евгений Онегин».

      Каким я увидел Пушкина в романе «Евгений Онегин»?

      Роль лирических отступлений в романе, их темы.

      «Здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его» (В. Г. Белинский) (отражение личности поэта в романе).

      Народная Россия в романе Пушкина.

      Роман «Евгений Онегин» — «самое задушевное произведение Пушкина» (В. Г. Белинский).

      Пушкин и Белинский об Онегине и мое отношение к нему.

      Роман «Евгений Онегин» — «энциклопедия русской жизни» (В. Г. Белинский).

      Роман «Евгений Онегин» в оценке Белинского.

      Изображение дворянства в романе.

      День Онегина в Петербурге.

      Онегин и Печорин как выразители своих эпох.

      Мое мнение о романе Пушкина «Евгений Онегин».

      Татьяны «милый идеал» в романе Пушкина «Евгений Онегин».

      «Милый идеал» женщины в русской литературе (по роману Пушкина «Евгений Онегин»).

      Реализм романа «Евгений Онегин».

      Онегин и Татьяна. Поединок долга и чувства.

      Москва в изображении Пушкина.

      Историческая эпоха в романе.

      Чем привлекает меня образ Татьяны?

      Как доказать мнение Белинского, назвавшего роман «Евгений Онегин» «поэмой несбывшихся надежд, недостигнутых стремлений»?

      Образ читателя в романе.

      «Евгений Онегин» — роман о любви.

      «Даль свободного романа». Художественные особенности романа «Евгений Онегин».

Чтение и рецензирование сочинений

      1. «Я так люблю Татьяну милую мою!..»

      2. «Он вечно тот же, вечно новый» (Автор как идейно-композиционный и лирический центр романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин»).

«Я так люблю Татьяну милую мою!..»

(По роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин»)
 

Татьяна, милая Татьяна...
...я так люблю Татьяну милую мою!..
За то... что в милой простоте
Она не ведает обмана
И верит избранной мечте.
За то... что любит без искусства,
Послушная влеченью чувства,
Что так доверчива она,
Что от небес одарена
Воображением мятежным,
Умом и волею живой,
И своенравной головой,
И сердцем пламенным и нежным.

А. С. Пушкин. «Евгений Онегин»

      Пушкин... С его именем мы впервые встречаемся в раннем детстве. У моей подушки сидит мама и тихо шепчет: «У лукоморья дуб зеленый... Александр Сергеевич Пушкин». Потом мне снятся богатыри, русалки, страшный Кащей и добрый сказочник-кот.

      Сказки Пушкина... Мое детство... «...Если Пушкин приходит к нам с детства, мы по-настоящему приходим к нему лишь с годами» (А. Твардовский). А годы идут. В каком бы возрасте ни обратился к творчеству Пушкина, всегда найдешь в нем ответы на волнующие тебя вопросы, пример для подражания.

      И вот — новый Пушкин. Пушкин — патриот. Пушкин, призывающий нас к подвигу во имя Родины.

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, Отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

      Юность — весенняя пора человеческой жизни, пора наибольшей свежести и остроты впечатлений, пора неожиданностей и открытий, когда весь мир раскрывается перед человеком во всем своем многообразии, сложности и красоте. Пора становления характеров, оценок и идеалов, вопросов, на которые необходимо отыскать ответы, пора дружбы и первой любви. У юности свой Пушкин. Зачитываешься романом «Евгений Онегин», в котором на пороге взросления, новой, неведомой жизни находишь созвучие чувствам и переживаниям.

      В романе меня особенно привлекает Татьяна, значительность и глубина ее душевного мира, красота и поэтичность ее души, искренность и чистота. Это один из лучших образов в русской литературе, в котором А. С. Пушкин «поэтически воспроизвел, в лице Татьяны, русскую женщину...»

      В образ своей героини Пушкин вложил много дорогих ему чувств.

      Поэт безмерно любит Татьяну, которая

...в семье своей родной
Казалась девочкой чужой.

      Ей присущи мечтательность, замкнутость, стремление к уединению. Своим нравственным обликом, духовными интересами она отличалась от окружавших ее людей.

      Любовь поэта проявляется уже в том, что он дает своей героине народное имя, тем самым подчеркивая ее близость к народу, к обычаям и «преданьям простонародной старины», национальный строй ее понятий и чувств, которые воспитаны окружающей природой, деревенской жизнью. «Татьяна — русская душою». Все простое, русское, народное по-настоящему дорого ей. В этом Татьяна близка героине баллады Жуковского «Светлана». С большой теплотой показывает Пушкин доброе отношение Татьяны к крепостным, к няне, которую она искренне любит. Поэт признавался, что в няне Татьяны он изобразил Арину Родионовну. Это замечательный факт. Только с Татьяной Пушкин мог представить добрую свою няню. Это лишний раз подтверждает то, что поэт очень любит «Татьяну милую». Нежно и тонко, с глубоким проникновением в тайны девической души рассказывает Пушкин о пробуждении чувства в Татьяне, ее надеждах и мечтаниях. Она одна из тех цельных поэтических натур, которые могут любить только один раз.

Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь;
Душа ждала... кого-нибудь.

      Татьяна не могла полюбить никого из окружавших ее молодых людей. Но Онегин сразу же был замечен и выделен ею:

Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: вот он!

      Пушкин сочувствует любви Татьяны, переживает вместе с ней.

Татьяна, милая Татьяна!
С тобой теперь я слезы лью...

      Ее любовь к Онегину — чистое, глубокое чувство.

Татьяна любит не шутя
И предается безусловно
Любви, как милое дитя.

      Только Татьяна могла первой признаться Онегину в любви. Нужно было очень сильно полюбить, чтобы решиться написать ему. Какие душевные муки пережила она, прежде чем послать письмо Евгению! Это письмо проникнуто «умом и волею живой», «и сердцем пламенным и нежным».

Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?

      Многие девушки повторяли про себя эти строки. Безответная любовь. Через нее, наверное, прошли все.

      Не каждая девушка и в наше время решится первой признаться в любви. А каково было Татьяне? Признаться и услышать слова, отвергающие ее любовь, отнимающие надежду на взаимность и счастье. Любовь стала для Татьяны «величайшим бедствием жизни», потому что все лучшие порывы своей души она соединила с этой любовью. Как переживает за Татьяну Пушкин, видя, что

Любви безумные страданья
Не перестали волновать
Младой души...

Как сочувствует ей!

И меркнет милой Тани младость...
Увы, Татьяна увядает,
Бледнеет, гаснет и молчит!

      Дуэль Онегина и Ленского, смерть Ленского, отъезд Ольги... Татьяна одна.

И в одиночестве жестоком
Сильнее страсть ее горит,
И об Онегине далеком
Ей сердце громче говорит.

      Мы видим, как дорого Пушкину желание Татьяны посетить дом Онегина, благодаря которому она поняла, что «есть для человека интересы, есть страдания и скорби, кроме интереса страданий и скорби любви». Но это понимание ничего не изменило. Для Татьяны любовь к Онегину — величайшая драгоценность, потому что Евгений духовно близок ей.

      Татьяне тяжело, и в трудное для нее время поэт не покидает ее ни на минуту: он вместе с Лариными едет в Москву, вместе с Татьяной он в Москве.

      Пушкин тревожится за судьбу Татьяны («Не замечаема никем...»), радуется за нее («...с победою поздравим Татьяну милую мою»). Поэт гордится Татьяной, которая, став

...неприступною богиней
Роскошной, царственной Невы, —

не изменила себе, осталась верна своим жизненным принципам.

      Глубина чувства, стремление к идеалу, нравственная чистота, цельность натуры, благородная простота характера, верность долгу — все это привлекает в Татьяне. Поэтому автор не скрывает своих симпатий к ней.

Простите мне: я так люблю
Татьяну милую мою!

      И невозможно не полюбить Татьяну! Это пленительнейший образ нашей литературы, который начинает собой галерею прекрасных характеров русских женщин, ищущих глубокого содержания в жизни, нравственно безупречных, поражающих нас глубиной и цельностью натуры, способностью преданно любить и глубоко чувствовать. Таковы Ольга Ильинская из романа Гончарова «Обломов», «тургеневские девушки», видящие смысл жизни в служении людям, правде, воистину святые жены декабристов из поэмы Некрасова «Русские женщины», Наташа Ростова.

      Для Пушкина Татьяна — идеал русской женщины («мой верный идеал»). Становится она «милым идеалом» и для каждого, кто прочитал роман, как стала идеалом женщины для Петра Ильича Чайковского, выразившего поэтическую натуру Татьяны в музыке. Стала она идеалом и для меня.

      Мне семнадцать лет, и так хочется быть похожей на Татьяну серьезным отношением к жизни и людям, глубоким чувством ответственности, огромной нравственной силой.

      Спасибо Пушкину за Татьяну, его «милый идеал», над которым не властно время. Это вечный образ, потому что вечно будут цениться в женщине целомудренная чистота, искренность и глубина чувств, готовность к самопожертвованию, высокое душевное благородство.

      Рецензия. Сочинение «Я так люблю Татьяну милую мою!..» целенаправленно и достаточно полно раскрывает предложенную тему. Сочинение нестандартное, главными его достоинствами являются самостоятельность, индивидуальный характер и эмоциональность.

      Эпиграф подобран удачно. Он акцентирует внимание на основной мысли сочинения, подчеркивает ее. Вдумчиво отобраны наиболее существенные факты из жизни Татьяны Лариной, внимание сосредоточено на высоких нравственных качествах героини, которые дороги поэту. Убедительно показано, за что именно А. С. Пушкин любит Татьяну. Доказательности суждений способствуют цитаты, которые удачно вводятся.

      Рассуждение строится логично, последовательно, части сочинения соразмерны. Работа отличается композиционной завершенностью, точностью словоупотребления, разнообразием языковых конструкций.

«Он вечно тот же, вечно новый»

(Автор как идейно-композиционный лирический центр романа
А. С. Пушкина «Евгений Онегин»)
 

Читая его творения, можно
превосходным образом воспитать
в себе человека.

В. Г. Белинский

      Пушкин… Его имя — имя гениального русского поэта — неотделимо от России. С Пушкина начинается расцвет русской литературы, выдвинувший ее на одно из первых мест в мировой литературе.

      Творчество Пушкина всеми корнями уходит в почву национальной культуры, национальной литературы.

      Роман «Евгений Онегин» можно отнести к лирике поэта. Лирика Пушкина — это его поэтический дневник, исповедь, это его сокровеннейшие и искренние признания. Она ведет к познанию человеческой души и через познание — к ее очищению. Тем самым она и воспитывает человека, личность.

      Роман «Евгений Онегин» поражает меня силой и глубиной выраженных чувств самого автора. Пушкин как бы берет меня за руку и ведет в мир интересных характеров, глубоких потрясений, сильных чувств. Но самое главное — это мудрость поэта, раскрывающего перед нами смысл человеческой жизни, ее сложность и противоречивость. Он предлагает читателю принять

…собранье пестрых глав…
Небрежный плод моих забав,
Бессонниц, легких вдохновений,
Незрелых и увядших лет,
Ума холодных наблюдений
И сердца горестных замет.

      В его роман вложено все: ум, сердце, молодость, мудрая зрелость, минуты радости и горькие часы без сна — вся жизнь прекрасного, гениального и веселого человека.

      Образ автора в романе — это сам Пушкин. И… «он вечно тот же, вечно новый», он — один из главных героев романа. Не случайно в романе так много лирических отступлений. Они составляют четвертую часть романа, почти две главы, и имеют автобиографический характер.

      В первой главе поэт говорит о своем творчестве, о любви:

Любви безумную тревогу
Я безотрадно испытал,

о своей близости с Онегиным и разнице между ними:

Всегда я рад заметить разность
Между Онегиным и мной…
Прошла любовь, явилась муза…
Иди же к невским берегам,
Новорожденное творенье…

      Во второй главе Пушкин «тот же», но он уже и «новый». Он философски рассуждает о жизни и смерти, говорит о желании оставить в мире след:

Придет, придет и наше время,
И наши внуки в добрый час
Из мира вытеснят и нас!..
Но я бы, кажется, желал,
Чтоб обо мне…
Напомнил хоть единый звук.

      Течет «даль свободная» романа. Душевный и духовный мир любимых пушкинских героев раздвигается, углубляется, обогащается. Мудрее и ярче становится и внутренний мир поэта, он «тот же», но он и «новый». В шестой главе Александр Сергеевич прощается с юностью:

Мечты, мечты! где ваша сладость?..
Ужель и впрямь и в самом деле…
Весна моих промчалась дней?..
Так, полдень мой настал…

Пушкин благодарит юность

…за наслажденья,
За грусть, за милые мученья,
За шум, за бури, за пиры,
За все, за все… дары!

      «Он вечно тот же, вечно новый», наш Пушкин. И в седьмой главе, воспевая весну, вновь, но на новом жизненном этапе говорит о любви, природе, жизни:

Как грустно мне твое явленье,
Весна, весна! пора любви!
Какое томное волненье
В моей душе, в моей крови!

      В восьмой главе автор прощается с читателями, с героями романа и со своим романом «как приятель»:

Кто б ни был ты, о мой читатель,
Друг, недруг, я хочу с тобой
Расстаться нынче как приятель…
За сим расстанемся, прости!

      Он все «тот же»: благороден, честен, откровенен, остроумен и насмешлив, но он же и «новый»: повзрослевший, много познавший, передумавший, помудревший:

Промчалось много, много дней
С тех пор, как юная Татьяна
И с ней Онегин в смутном сне
Явилися впервые мне —
И даль свободного романа
Я сквозь магический кристалл
Еще не ясно различал.
…О много, много рок отъял!

      Проанализировать за небольшой промежуток времени все лирические отступления невозможно, но возможно утверждать, что А. С. Пушкин, оставаясь в высшей степени Человеком, Личностью, в то же время как человек, как личность рос на протяжении работы над своим романом. «Он вечно тот же, вечно новый».

      Рецензия. Сочинение «Он вечно тот же, вечно новый» полно, глубоко и обстоятельно доказывает, что автор «Евгения Онегина» является идейно-композиционным и лирическим центром романа.

      Перечитывая «собранье пестрых глав», автор сочинения еще и еще раз утверждает и подтверждает, что Пушкин — один из главных героев романа и что из главы в главу «он вечно тот же, вечно новый». Сочинение отличает вдумчивость, самостоятельность в отборе и анализе лирических отступлений.

Вспомним наизусть

      «Евгений Онегин» (отрывок по выбору учащихся)

      «Письмо Татьяны»

      «Письмо Онегина»

Современное прочтение классики

Новейшие публикации о романе «Евгений Онегин»

      Зуев Н. Татьяна и Онегин в эпилоге романа // Литература в школе. — 1997. — № 3.

      Кошелев В. А. «Онегина воздушная громада…» // Литература в школе. — 1998. — № 8.

      Кошелев В. А. «Поэт неведомый, но милый…» // Литература в школе. — 1999. — № 3.

      Николаева Т. М. Татьяна — загадка // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Кононова А. А. Здравый смысл «старого лада». Урок-исследование по роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин» // Литература в школе. — 1999. — № 4.

Новейшие публикации об А. С. Пушкине

      Сколько бы мы ни читали произведения гения, сколько бы ни читали о нем, «он вечно новый», потому что Пушкин вечен. И эту вечную новизну пушкинской мысли, пушкинского чувства, пушкинского слова, пушкинской нравственности, пушкинского патриотизма — вечную новизну пушкинской гениальности помогают увидеть, понять статьи митрополита Антония, В. Непомнящего, В. Троицкого и др.

      Митрополит Антоний. Пушкин как нравственная личность // Литература в школе. — 1993. — № 2.

      В статье митрополита Антония «Пушкин как нравственная личность» Пушкин предстает перед нами как христианский моралист. И эта новая грань помогает осмыслению личности, творчества поэта, того неоценимого, что оставил Пушкин человечеству. Ибо покаяние — это как раз то, что так настоятельно необходимо каждому человеку во все времена.

      Махов В. Б. Знаете ли вы Пушкина?: Кроссворды // Литература в школе. — 1991. — № 2, 4.

      Непомнящий В. Будет возвращение к Пушкину // Литература в школе. — 1991. — № 4.

      Мишин Н. К познанию Пушкина // Литература в школе. — 1991. — № 6.

      Зуев Н. Пушкин — это Россия, выраженная в слове // Литература в школе. — 1992. — № 1.

      Бразоль Б. Л. Памяти Пушкина // Литература в школе. — 1994. — № 2.

      Яроцкая В. В. Пушкин — начало всех начал // Литература в школе. — 1994. — № 2.

      Машкова О. Н. «Я помню чудное мгновенье…» // Литература в школе. — 1994. — № 4.

      Непомнящий В. Лирика Пушкина // Литература в школе. — 1994. — № 4, 5, 6; 1995. — № 1.

      Белова Л. А. Золотая нить русской литературы: Пушкин — Лермонтов — Чехов // Литература в школе. — 1996. — № 1.

      Непомнящий В. О Пушкине и его художественном мире. Статьи 1—3 // Литература в школе. — 1996. — № 1, 2, 3.

      Зуев Н. Всегда с Пушкиным // Литература в школе. — 1996. — № 2.

      Скатов Н. Н. «Невольник чести». За что погиб Пушкин? // Литература в школе. — 1997. — № 1.

      Тарасов Б. Н. Взгляд писателя // Литература в школе. — 1997. — № 2, 3.

      Попова Т. М. Семейное начало в «Капитанской дочке» А. С. Пушкина и «Тарасе Бульбе» Н. В. Гоголя // Литература в школе. — 1998. —№ 1.

      Мадер Р. Д. Как мы создавали памятник Пушкину: Творческая мастерская // Литература в школе. — 1998. — № 6.

      Марченко Н. А. Литературный быт пушкинской поры: «Все это к моде очень близко…» «Как dandy лондонский одет…» // Литература в школе. — 1998. — № 7.

      Зуев Н. Одна из вершин русской философской прозы «Повести Белкина» А. С. Пушкина // Литература в школе. — 1998. — № 8.

      Попова Н. А. «Драгоценный памятник благородного образа мнений и трогательного дружества»: Изучение «Повестей Белкина» А. С. Пушкина // Литература в школе. — 1998. — № 8.

      Волкова  Т. А., Михайлова И. Д. Лицей: Литературный вечер // Литература в школе. — 1998, — № 8.

      Непомнящий В. Мир Пушкина // Литература в школе. — 1999. — № 3 (1994. — № 4, 5, 6; 1995. — № 1).

      Василенко Е. В. Мир таинственного в повести А. С. Пушкина «Пиковая дама» // Литература в школе. — 1999. — № 3.

      Галицких Е. О. «Приют спокойствия, труда и вдохновенья…»: Путешествие в Михайловское // Литература в школе. — 1999. — № 3.

      Шурыгина 3. В. Философская лирика А. С. Пушкина // Литература в школе. — 1999. — № 3.

      Непомнящий В. Лирика Пушкина // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Седанова О. «Не смутные, таинственные чувства…» (О стихотворении А. С. Пушкина «Памятник») // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Марченко Н. А. Литературный быт пушкинской поры: Общество безвестных людей // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Троицкий В. Ю. Пушкинское слово, пушкинский образ и школьное просвещение // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Глемба В. В. Уроки по лирике А. С. Пушкина: «Подруга дней моих суровых…». Пушкин и Кавказ // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Филимонов В. И. Автор в поэме «Руслан и Людмила» // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Коровина Р. Н. Образ няни в творчестве А. С. Пушкина // Литература в школе. — 1999. — № 4.

      Чаурина Р. А. Яковлева Арина Родионовна (1758—1828 гг.) // Литература в школе. — 1999. — № 4.