Ведюшкин В. А., Ведюшкина И. В. История Cредних веков. 6 класс


Приложение

КОММЕНТАРИИ К ИЛЛЮСТРАЦИЯМ УЧЕБНИКА

      При подборе иллюстраций учебника предпочтение отдавалось изображениям, с одной стороны, хронологически наиболее близким к изучаемой в соответствующем параграфе эпохе, с другой стороны, наиболее подходящим для работы с шестиклассниками. Однако самые аутентичные изображения далеко не всегда наилучшим образом воспринимаются школьниками; приходилось искать разумные компромиссы. В то же время разные эпохи, разные регионы и разные аспекты средневековой истории очень неодинаково обеспечены изобразительными источниками: для позднего Средневековья их гораздо больше, чем для зрелого и тем более раннего, а для Франции или Нидерландов — больше, чем для Венгрии или, скажем, Шотландии. Полностью устранить эту неравномерность едва ли возможно; оставалось прилагать усилия, чтобы ее сгладить. Тем не менее при иллюстрировании истории XI—ХIII вв. нередко приходилось пользоваться изображениями XIV и особенно XV в., хотя это и чревато некоторыми анахронизмами.
      Каждый комментарий состоит из номера страницы, подрисуночной подписи, перенесенной из учебника, и собственно комментария. Комментарии, естественно, неравноценны по объему содержащейся в них информации, что связано как с различным характером изображений (понятно, что описание сложной иконографии короны Священной Римской империи требует больше места, чем описание скупого на детали быта и одежды поясного портрета), так и с трудностями поиска необходимого материала. В ряде случаев описание содержания иллюстрации обусловлено тем, что размер иллюстрации подчас позволяет рассмотреть соответствующие детали разве что с лупой. Для удобства тех, кто работает по первым изданиям учебника, в скобках проставлена и нумерация страниц по изданиям 2000—2003 гг.; отсутствие цифры в скобках означает, что этой иллюстрации в первых изданиях не было. В некоторых случаях (на весь учебник их всего около десятка) мы воздержались от комментирования, не найдя для него подходящего материала; указание страницы и подрисуночная подпись при этом для удобства работы все равно оставлены.

Иллюстрации на обложке

Лицевая сторона

      Разграбление Иерусалима. Миниатюра. Миниатюра XV в., изображающая событие 1099 г., конечно же, отражает не реалии разграбления Иерусалима, а образ этого события спустя 400 лет после того, как оно случилось. И одежды, и вооружение, и идеальные архитектурные формы соответствуют XV, а не XI в.
      Пьеро делла Франческа. Портрет Федериго да Монтефельтро, герцога Урбинского. Иллюстрация может быть использована при работе над § 23. Портрет, принадлежащий кисти одного из ведущих художников раннего итальянского Возрождения, написан ок. 1465 г. и находится в галерее Уффици во Флоренции. В пару к нему был написан портрет жены герцога, Баттисты Сфорца. Строго профильное изображение, возможно, связано с тем обстоятельством, что герцог был лишен одного глаза, но в то же время соответствует античной традиции профильных изображений на медалях, монетах и камеях, популярной в эпоху Ренессанса. Федериго да Монтефельтро был одним из самых заметных исторических деятелей Италии XV в. Его масштабный образ словно подавляет собой пейзаж. Он получил прекрасное гуманистическое образование и был известен не только как талантливый государственный деятель и военачальник, но и как покровитель наук и искусств. Урбино стал в его правление одним из ведущих центров культуры Возрождения.
      Королевский замок Сеговии — одна из резиденций Фернандо и Изабеллы. См. ил. к с. 214.

Оборотная сторона

      Пирамида майя в Тикале. Тикаль, находящийся на территории Гватемалы, в IIIIX вв. был крупнейшим городом-государством майя. На языке майя его название означает: место, где слышны голоса духов. Расцвет города относится к VIII в. Так называемый Храм I, изображенный на иллюстрации, расположен к востоку от главной площади города; к западу от нее ему соответствует такой же Храм II. Храм I построен ок. 700 г.; он расположен на вершине девятиярусной пирамиды. Высота храма от основания пирамиды до верхушки гребня на крыше 45 м; гребень, видный издалека, когда-то был окрашен в красный цвет. Под пирамидой археологи нашли вырубленную в скале гробницу; пирамида, собственно, и была поставлена непосредственно над гробницей, так что перед нами заупокойный царский храм. В гробнице погребен, судя по иероглифическим надписям, правитель Тикаля «Двойной гребень»; инвентарь гробницы очень богат. Своим умершим правителям индейцы майя поклонялись как богам.
      Аббатство Мон-Сен-Мишель во Франции. См. ил. к с. 6 учебника.
      Статуэтка танцующего бога Шивы. XII—XIII вв. См. ил. к с. 247 учебника.
      Шлем из погребения в Саттон-Ху. Реконструкция. См. ил. к с. 8 учебника.

      Иллюстрации в тексте

      С. 6 (6). Средневековый монастырь Мон-Сен-Мишель. Франция. (Эта же иллюстрация приведена на оборотной стороне обложки.) Замечательный архитектурный ансамбль, жемчужина французской готики. Монастырь расположен на скале рядом с атлантическим берегом на границе Нормандии и Бретани и в часы прилива превращается в остров. В VIII в. на скале была построена церковь в честь архангела Михаила, и гору стали называть Сен-Мишель. В X в. герцог Нормандии передал гору монахам-бенедиктинцам, которые основали на ней монастырь. Природа и многовековые усилия монахов сделали монастырь неприступной крепостью (англичане в Столетнюю войну так и не смогли взять этот стратегически важный пункт). Все материалы для строительства доставлялись с материка и с помощью специальных подъемников втаскивались наверх. Особенность монастыря заключалась в том, что недостаток места на скале заставлял отступать от обычного плана бенедиктинского монастыря и располагать помещения не рядом друг с другом, а одни над другими. После сильного пожара, случившегося в XIII в., аббатство было перестроено в готическом стиле.
      С. 7. Оклад Евангелия. Германия. X в. Позолоченный оклад украшен драгоценными камнями; на пластине из слоновой кости сцена крещения Христа. Христос изображен в центре, справа от Него — Иоанн Креститель, над Христом — голубь, олицетворяющий Святого Духа.
      С. 7 (7). Средневековые стены испанского города Авила. Город Авила находится в 125 км к северо-западу от Мадрида, причем в эпоху Средневековья Авила была гораздо более значительным центром, чем Мадрид. Расположенная рядом с горами, отделяющими Старую Кастилию от Новой (горы видны и на иллюстрации), Авила контролировала пути из Толедо (до 1085 г. принадлежавшего мусульманам) в северные и северо-западные районы Кастилии и сыграла важную роль в событиях Реконкисты. Редчайший случай: город полностью сохранил мощные крепостные стены XI в., которые, несмотря на некоторые модификации XIV в., считаются одним из самых значительных в Европе ансамблей средневековых фортификационных сооружений. Длина стен 2 км, они укреплены 88 башнями.
      С. 8 (8). Шлем из погребения в Саттон-Ху. Реконструкция. Погребение поблизости от местечка Саттон-Ху в Восточной Англии было открыто в результате археологических раскопок летом 1939 г. Специалисты оценили это открытие как одно из самых важных событий в истории английской археологии. В трехметровом кургане близ впадения в Северное море р. Дебен были найдены остатки огромного корабля (длиной 27 м), в котором находилось большое количество оружия, предметов быта, золотых и серебряных украшений. Особых сомнений в том, что речь идет о погребении, у ученых не возникло, хотя останки погребенного не были найдены ни тогда, ни при повторных раскопках в 1967 г. (предпринятых главным образом для того, чтобы с помощью специальных анализов почвы обнаружить следы органических остатков, хотя бы и невидимые глазу). Находки из Саттон-Ху экспонируются в Британском музее в Лондоне.
      С. 9 (10). Эпизод сражения при Гастингсе. Фрагмент ковра из Байё. XI в. Изображенному эпизоду предшествует гибель в самом начале сражения братьев Гарольда Левина и Гирда (Lewine, Gyrd) (фрагмент этого эпизода виден слева), после чего сражение вспыхнуло с новой силой (надпись поясняет: [hic ceci]derunt simul angli et franci in prelio — так гибли в сражении англы и франки). Конница нормандцев (характерно, что они названы в надписи франками, — см. комментарии к уроку 1) атакует расположенные на склоне холма боевые порядки англосаксонской пехоты (они остались справа за кадром), неся при этом большие потери. Хорошо видны детали вооружения (шлемы с наносниками, кольчуги до колен) и конского убранства. Обращает на себя внимание, что воины могли как поднимать для нанесения удара свое копье над головой, так и держать его под мышкой, прижимая к телу; позже в рыцарском бою возобладает именно последний вариант, а копье станет более тяжелым.
      С. 9 (11). Золотая застежка для плаща. Саттон-Ху. VII в. Застежка изготовлена в технике перегородчатой эмали и свидетельствует об очень высоком уровне ювелирного искусства у англосаксов в VII в.
      С. 11 (14). Конные воины эпохи Карла Великого. Миниатюра. IX в. Подобно тому как среди средневековых книг преобладали книги религиозного содержания, так и среди изображений эпохи Средневековья преобладают иллюстрации к Псалтыри, Евангелию, Библии и т. д. Однако и они часто дают представление об облике, быте, среде обитания людей Средневековья, перенося на библейский мир черты своего времени. Так и в данном случае: информацию о том, как выглядели воины каролингской эпохи, мы получаем из книги, переписанной в то время, но по содержанию как будто «вневременной», — Псалтыри.
      С. 15 (18). Римский полководец Стилихон. V в. История Стилихона изложена в некоторых (не всех) учебниках по истории Древнего мира, но здесь вполне уместно к ней вернуться. Изображение представляет собой правую часть диптиха из слоновой кости, на левой половине изображены жена и сын Стилихона. Стилихон — одна из ключевых фигур римской истории рубежа IVV вв. Находясь на службе у императора Гонория, Стилихон, варвар (вандал) по происхождению, фактически руководил делами управления и успешно защищал Рим от нападений германцев. В 408 г. он пал жертвой заговора, был ложно обвинен в измене и казнен. Равноценной замены ему не нашлось, и в 410 г. Рим был захвачен вестготами. Хотя хронологически история Стилихона, строго говоря, принадлежит курсу истории Древнего мира, она как нельзя лучше иллюстрирует важнейшую и для истории Средневековья проблему взаимоотношений «своих» и «чужих», отношения римлян к варварам, услугами которых они вынужденно пользовались и без которых уже не могли обойтись. Стилихон гораздо больше думал об интересах Рима, чем люди, ложно обвинившие его в измене. Эта история, как и зеркальная по отношению к ней история взаимоотношений Боэция и Теодориха (на которую, к сожалению, физически не удалось найти места в учебнике), обладает огромным эмоциональным и воспитательным потенциалом.
      С. 16. Готские застежки для плаща. Такие застежки-фибулы, отличающиеся высоким качеством работы, находят в готских погребениях, разбросанных вдоль маршрутов перемещения готов по Европе в IV—VI вв. Готы первыми из германцев переняли античную технику оправы камней и перегородчатых эмалей. Тонкие шлифованные пластинки камней вставлялись между золотыми перегородками. Чаще всего они использовали золото и альмандины, которые позже сменились гранатами и цветным стеклом. Такой стиль, именуемый полихромным (т. е. многоцветным — имеются в виду разные цвета металла и камней), сменил так называемый филигранный стиль, для которого характерно украшение металлической поверхности тонкими золотыми или серебряными нитями, иногда свитыми в шнуры, зернью.
      С. 17 (19). Дворец Теодориха в Равенне. Мозаика. VI в. На иллюстрации приведена мозаика с изображением центральной части дворца из церкви Сан Аполлинаре-Нуово, относящимся непосредственно ко времени правления Теодориха. Обращают на себя внимание римские формы дворца. Надпись над центральной аркой: palatium, по-латыни «дворец». После захвата Равенны византийцами все изображения Теодориха и его придворных, расположенные между колоннами, были уничтожены по соображениям религиозно-политической «цензуры»: они были арианами и многолетними противниками Византии; все фигуры были заменены занавесками. Любопытно, что на некоторых колоннах (впрочем, не попавших на иллюстрацию) сохранились изображения «недоубранных» кистей рук.
      С. 17. Мавзолей Теодориха в Равенне. VI в. Двухэтажный мавзолей, построенный по римской традиции погребальных сооружений как центрическое здание, был завершен в 520 г. (по другим данным, ок. 526 г. — года смерти Теодориха). В здании явственно ощущается господство инертной массы камня. Назначение помещения первого этажа неясно, во втором же сохранился порфировый саркофаг Теодориха, опустевший еще в VI в.: завладев городом, византийцы надругались над памятью Теодориха и выбросили его останки из гробницы. Самая примечательная ее «деталь», свидетельствующая о сохранении в это время высокого уровня строительной техники, — потолок второго этажа, представляющий собой цельную каменную глыбу диаметром 11 м, толщиной до 1 м и весом 500 т.
      С. 19 (21). Золотая готская застежка для плаща. Фибула в виде орла (ок. 500 г.) сделана из золота и украшена ярко-красными альмандинами; обычно такие камни привозили в это время из Индии. Весьма вероятно, что стилизованные изображения хищных птиц и зверей нередко приобретали у готов характер магического знака (см. также примечание к с. 16).
      С. 19. Монета франков. Монета относится к первой половине VII в., к правлению Дагоберта (Дагобера), одного из самых значительных королей династии Меровингов. Надпись: Dagobertus, т. е. Дагоберт. Прижизненными изображениями многих средневековых правителей историки располагают только благодаря монетам, но в раннее и зрелое Средневековье такие изображения далеко не всегда имели портретные черты; зато и тогда, и позже монеты несли на себе программу прославления власти государя, и их «пропагандистское» значение было очень велико.
      С. 20 (22). Крещение Хлодвига. Резьба по слоновой кости. X в. Это древнейшее сохранившееся изображение крещения Хлодвига, хотя оно и отделено от самого события пятью веками. По обе стороны от короля — священнослужители; один из них — архиепископ Реймсский святой Ремигий. Крайняя слева — видимо, Хродехильда, жена Хлодвига, ранее его принявшая христианство.
      C. 23. Константин I Великий. Это фрагмент колоссальной мраморной статуи Константина, установленной в Риме в 315 г.
      С. 23 (26). Христос-Вседержитель. Мозаика из Равенны. VI в. Это фрагмент изображения Христа в окружении ангелов, находящегося на южной стене базилики Сан Аполлинаре-Нуово. Здесь видно, как в раннехристианских мозаиках постепенно исчезают присущие римским мозаикам «телесность», любование плотью, сочные губы, эффектный взгляд и появляются характерные для христианского искусства большие и широко раскрытые глаза, которые кажутся всегда обращенными на верующего, в какой бы части церкви тот ни находился, удлиненные пропорции.
      С. 24 (27). Интерьер церкви Сан Аполлинаре-ин-Классе в порту Равенны. VI в. Изображена апсида и примыкающая к ней часть базилики (другой ракурс того же интерьера см. на с. 59). Особенно выразительно изображение в конхе апсиды: огромный золотой крест в синем небе и святой Аполлинарий как добрый пастырь; белые овцы символизируют души верующих. Аполлинарий, один из самых почитаемых в Равенне святых, был первым епископом Равенны и, по легенде, учеником апостола Петра; казнен при императоре Веспасиане (69—79 гг. н. э.). Часть его мощей хранится в базилике.
      С. 25 (28). Фрагмент страницы рукописи Библии. VI в. На иллюстрации — фрагмент греческой рукописи Книги Бытия, переписанной, как считают ученые, в Сирии в V или в начале VI в. Пергаменные страницы окрашены пурпуром, а текст переписан золотыми и серебряными чернилами, что свидетельствовало об особой роскоши. Книга богато украшена миниатюрами.
      С. 26 (29). Ирландский крест со сценами из жизни Христа. X в. Крест из монастыря Клонмакнойс в центральной части Ирландии нередко называют Крестом Святых Писаний, поскольку на двух его сторонах изображены новозаветные сцены: Распятие, Страшный суд, суд Пилата и др. Четырехметровый крест, вырезанный ок. 900 г. или вскоре после этого из одного куска песчаника, отличается тонкостью работы и прекрасно сохранился. На кресте имеется любопытная надпись, призывающая молиться о короле Ирландии Фианне и об аббате монастыря Кольмане, при которых был воздвигнут крест; возможно, они изображены в нижней части креста. Крест богато украшен кельтскими орнаментами. Крест, соединенный с кругом, — характерный кельтский символ, который намного древнее христианства; в наши дни нередко используется неоязычниками. Однако в христианстве это сочетание приобрело собственный смысл, и крест из Клонмакнойса, конечно же, создан в рамках христианской, а не языческой традиции. Есть легенда о том, как креститель Ирландии Святой Патрик, узнав о поклонении кельтов солнцу, сказал: «Мы тоже верим в Солнце — Солнце Правды, Христа». И приказал перечеркнуть круги, символизировавшие солнце, крестом. Подобные каменные кресты — одно из самых ярких проявлений самобытной ирландской культуры, оказавшей благодаря деятельности ирландских миссионеров большое влияние на континентальную культуру раннего Средневековья. Кроме Ирландии, сходные кресты сохранились в северных и западных областях Англии.
      С. 26 (30). Монахи, разрубающие дерево. Миниатюра XII в. Изображений работающих монахов довольно много в миниатюрах XII — начала XIII в., когда монахи одного из самых распространенных тогда орденов цистерцианцев активно участвовали во внутренней колонизации, но еще в большей степени это относится к первым векам истории монашества, когда физический труд был неотъемлемой стороной жизни большинства монахов. Своеобразная конфигурация рисунка объясняется тем, что это инициал «О».
      С. 27 (32). План средневекового монастыря. План довольно точно воспроизводит содержание реального чертежа (ок. 825 г.), сохранившегося в библиотеке Санкт-Галленского монастыря в Швейцарии. Прекрасно продуманный план, составленный в аббатстве Райхенау (недалеко от Санкт-Галлена) и нарисованный на большом листе пергамена (112 × 77 см), как считают некоторые исследователи, должен был служить моделью для перестройки Санкт-Галлена, однако в таком виде не только не был, но и не мог быть воплощен в жизнь (этого не позволял рельеф места, на котором расположен монастырь). Тем не менее Санкт-Галленский план показывает, каким мог быть крупный монастырь эпохи Каролингов, подробно и точно фиксирует назначение тех или иных помещений и территорий монастыря. Других подобных описаний или изображений неизвестно. Более подробную информацию см.: Культура аббатства Санкт-Галлен / под ред. В. Фоглера. — М., 1993.
      С. 28 (57). Оклад книги из монастырской библиотеки. 900 г. Изображена задняя сторона оклада Евангелия из библиотеки Санкт-Галлена. Для его украшения были использованы резные панели из слоновой кости, изготовленные одним из монахов. На данной панели в верхней части изображен орнамент, в центре — Вознесение Богоматери, внизу — изображение того, как медведь приносит Святому Галлу бревно для строительства и в благодарность получает от него хлеб.
      С. 28 (52). Папа Григорий I. Резьба по кости. IX—X вв. Григорий I Великий (590–604) изображен в монашеском одеянии с книгой; на плече у него голубь, символизирующий Святого Духа.
      С. 29 (53). Музыкант. Изображение с миниатюры XI в.
      С. 31 (35). Карл Великий. Бронзовая статуэтка. IX в. Статуэтка (высота 25 см) хранится в Лувре и составлена из трех частей (лошади, корпуса всадника и головы всадника), отлитых по отдельности из разных сплавов. Изображение Карла явно носит портретные черты и соответствует словесному портрету императора в «Жизни Карла Великого» Эйнгарда, который близко знал своего государя. Карл изображен с короткими волосами и длинными свисающими усами, но без бороды, которую любили ему приписывать в более поздние века. В левой руке всадника держава, в правой в XIX в. был меч, но неизвестно, находился ли он там изначально, поскольку еще до этого предплечье правой руки было грубо реставрировано. В то же время конь нередко считается античной статуэткой, хотя есть версия, что он тоже создан в IX в. Существует точка зрения, что статуэтка изображает не Карла Великого, а его внука Карла Толстого; в любом случае это единственный известный скульптурный портрет каролингского правителя. Первоначально статуэтка хранилась в сокровищнице собора в Меце, архиепископом которого некоторое время был внебрачный сын Карла Великого.
      С. 32 (35). Корона лангобардов. Обычно датируется VIII в. Состоит из шести золотых пластин, украшенных драгоценными камнями и укрепленных на железном круге, который, по преданию, был сделан из железного гвоздя из креста, на котором был распят Христос. Поэтому корону иногда называли железной. Завоевав королевство лангобардов и став их королем, Карл Великий увенчал себя ею.
      С. 32 (37). Серебряная монета с профилем Карла Великого. Карл на монете изображен увенчанным лавровым венком, подобно римским императорам. Надпись karolus imp avg означает: Карл император Август.
      С. 34 (37). Реликварий в форме головы Карла Великого. XIV в. Карл был канонизирован в 1165 г. по инициативе императора Фридриха Барбароссы. Реликварий создан в правление императора Карла IV Люксембурга (в учебнике о нем говорится в § 24), для которого ориентация на традиции Карла Великого была важной составной частью политики; тесно связанный с памятью о Карле Великом Ахенский собор был тогда существенно расширен за счет большой позднеготической капеллы. Реликварий, хранящийся в Музее собора, показывает, каким представляли Карла Великого в XIV в.
      С. 35 (54). Интерьер дворцовой капеллы в Ахене, построенной при Карле Великом, — образец архитектуры «каролингского возрождения». 800 г. Восьмигранное в плане помещение дворцовой капеллы («каролингский октагон») ныне является частью Ахенского собора. Считается, что образцом для капеллы стала равеннская церковь VI в. Сан Витале (см. § 5 учебника и комментарий к соответствующей иллюстрации). Колонны для капеллы были привезены из Италии, оттуда же заимствована византийская в своей основе техника мозаики (переложена в XIX в.). На галерее напротив алтаря сохранился мраморный трон Карла Великого, составленный из античных плит и освященный; в него даже были вделаны святые реликвии.
      С. 36 (54). Монах Ноткер по прозвищу Заика — поэт, богослов и историк эпохи «каролингского возрождения». Миниатюра XI в. Ноткер (ум. в 912 г.) был монахом Санкт-Галленского монастыря, автором «Деяний императора Карла Великого» и других сочинений. На миниатюре он изображен с пером и с ножом для его заточки. В одной из двух чернильниц черные чернила, в другой — красные (для инициалов).
      С. 36 (55). Фрагмент страницы рукописи. IX в. Представлен фрагмент «Жизни Карла Великого» Эйнгарда, написанный на пергамене каролингским минускулом — красивым, четким, удобным для чтения почерком, созданным как раз в эпоху «каролингского возрождения»; в числе прочих им переписывали и тексты античных авторов. Любопытна последующая судьба каролингского минускула: в эпоху раннего Возрождения гуманисты искали в архивах античные тексты, но находили их не в античных же рукописях (они не сохранились), а чаще всего в рукописях конца VIII—IX в., написанных каролингским минускулом. Этот почерк казался гуманистам гораздо более подобающим Античности, чем господствовавший тогда в Европе готический шрифт, и гуманистическое письмо сформировалось под явным воздействием каролингского. Когда же возникло книгопечатание, именно гуманистическое, т. е. отчасти каролингское, письмо легло в основу наиболее распространенных современных западных шрифтов.
      С. 37 (39). Коронование Карла Лысого — внука Карла Великого. Миниатюра. Миниатюра IX в. интересна прежде всего кристально чистым воплощением концепции власти государя как исходящей от Бога и освященной авторитетом церкви.
      С. 39 (41). Топор эпохи викингов, украшенный серебром. Обращает на себя внимание, с одной стороны, высокое качество трудной в техническом отношении работы (рисунок выполнен серебряной проволокой), а с другой — изящество орнамента. По месту находки (в местности Маммен в Дании) орнаментальный стиль, которым отличается топор, также получил название Маммен. На топоре изображена фантастическая птица с высоко поднятым хвостом. Топор найден в захоронении влиятельного человека из свиты Харальда Синезубого, которое датируется примерно 970 г.
      С. 40 (42). Талисман в виде молота скандинавского бога Тора. Такого рода талисманы имели очень широкое хождение. Тор, сын Одина, был богом грома, бури и плодородия, божественным богатырем, защищавшим богов и людей от великанов и чудовищ. Он считался одним из самых могущественных скандинавских богов; его оружием был огромный молот Мьёлльнир. По форме этот молот Тора, найденный в Швеции, близок к кресту (хотя чаще он скорее напоминал якорь), что облегчало использование такого талисмана и после принятия христианства.
      С. 40 (42). Резной камень с изображением Христа, установленный норманнами в X в. Камень из гранита высотой более 2,5 м, известный как Еллингский (Йеллингский), был установлен около 980 г. королем (конунгом) Дании Харальдом Синезубым, который около 965 г. принял христианство. Хотя мало кто из его подданных добровольно последовал его примеру, он приказал высечь на камне руническую надпись, что он «сделал данов христианами». На другой грани камня (она видна на иллюстрации, но под таким углом и при таком освещении, что рисунок почти не виден) изображен символ Харальда — лев с могучими когтистыми лапами. Вокруг него обвилась змея, кусающая свой хвост (возможно, символ вечности). Яркие цвета, в которые окрашены изображения, — плод реставрации; как в этом отношении выглядел камень в эпоху викингов, сказать трудно. Камень прекрасно иллюстрирует мощь языческих традиций в эпоху уже начавшейся христианизации Скандинавии.
      С. 41. Корабль викингов. Фотография корабля, открытого в результате раскопок так называемого княжеского кургана в Осеберге (в юго-восточной Норвегии) в 1904 г. Наряду с более ранними находками кораблей в Туне и Гокстаде находка в Осеберге показала высочайший уровень кораблестроения у скандинавов эпохи викингов. В 1893 г. норвежцы в штормовую погоду успешно пересекли Атлантику на корабле, который являлся точной копией гокстадского. Все три корабля являлись погребальными, они стояли в курганах повернутые носами к морю. Разумеется, речь идет о погребениях знатных и могущественных людей, снабженных всем необходимым для загробного существования. Хотя еще в Средние века курганы были разграблены, сами корабли и часть погребального инвентаря сохранились. Ныне они отреставрированы и выставлены в специальном музее в пригороде Осло. От 20 до 23 м длиной, они имели ширину в средней части от 4 до 5 м. Корабли были снабжены длинными веслами (на осебергском корабле 15 пар) и мачтой с парусом. На осебергском корабле была погребена женщина. Считается, что это была Аса — бабка объединителя Норвегии Харальда Прекрасноволосого (ум. ок. 940 г.). Рядом с ней были найдены останки старой женщины — возможно, рабыни Асы, которая пожелала продолжать служить ей и в загробном мире, а также останки коней и собак, кровати, кухонная утварь, сундуки, украшения.
      С. 41 (43). Знаки рунического алфавита. На иллюстрации воспроизведена часть «алфавита» (специалисты называют его «футарк» — от первых шести букв этой письменности, из которых первые две не попали на иллюстрацию) так называемых младших рун в их датской разновидности — варианта рунического письма, возникшего в конце VIII в., одновременно с началом походов викингов, и к X в. распространившегося по всей Скандинавии. Большая часть дошедших до нас надписей младшими рунами — это надписи на камнях в память о том или ином погибшем человеке. В надписи указывается его имя, доблести, где и как он погиб, а также имена родичей, заказавших надпись. Камни часто украшались изысканным и сложным орнаментом. Хотя позже руническое письмо, как свидетельствуют об этом, в частности, находки огромного массива рунических надписей XII—XIV вв. в Бергене, широко использовалось в повседневной жизни (как тут не вспомнить новгородские берестяные грамоты!), рунам и тогда продолжали приписывать магические свойства. Привожу «перевод» изображенных на иллюстрации рун в латиницу (слева направо): þ (читается, скорее, как «т»), , r, k, h, n, i, a, s, t, b, m, l, R. Угловатые формы рун соответствуют потребности вырезать их на твердой поверхности (древесина, камень).
      С. 43 (45). Король Эдуард Исповедник. Миниатюра XIV в. Король Эдуард (1042–1066), отличавшийся набожностью, позже был канонизирован, поэтому здесь он изображен с нимбом над головой.
      С. 44. Печать французского короля Генриха I. XI в. Печати наряду с монетами дают медиевистам еще одну категорию «прижизненных портретов». Как и в случае с монетами, здесь важны не портретные черты (которых может и не быть), а иконографические программы. Король, правивший в 1031—1060 гг., представлен восседающим на троне в короне и мантии; в левой руке скипетр, в правой — цветок лилии или его изображение. Перевод надписи: Генрих, Божьей милостью король франков. Несмотря на столь эффектную репрезентацию, реальная власть короля, как об этом и говорится в учебнике, была крайне ограниченной. Можно сказать и иначе: реальная власть короля была столь ограниченной, что не могла обойтись без такой репрезентации. Разбирая на уроке эту иллюстрацию, можно сообщить детям, что Генрих I был женат на дочери киевского князя Ярослава Мудрого, Анне Ярославне, которая после его смерти, в начале правления их сына Филиппа I (1060—1108), играла немалую роль в политической жизни Франции; королевские грамоты 1060-х гг. подписаны Филиппом I и его матерью, причем однажды даже кириллическими буквами («Ана Реина» — транслитерация латинского Anna Regina).
      С. 45 (48). Святая венгерская корона. По легенде, корона, которая вот уже тысячу лет является величайшей реликвией Венгрии и символом ее государственности, была подарена венгерскому князю Иштвану (Стефану) (970—1037) папой Сильвестром II за заслуги в обращении венгров в христианство. Корона сразу же увенчала Иштвана, принявшего королевский титул. Долгое время считалось, что именно корона, подаренная папой, легла в основу ныне существующей. Сейчас доказано, что это не так. Следы той, первой короны затерялись еще в XI в., а основой нынешней регалии (ее нижней частью) стал венец, подаренный около 1074 г. византийским императором Михаилом VII Дукой (1071—1078) венгерскому королю Гезе I в связи с его женитьбой на дочери одного из константинопольских патрициев. Золотые пластины короны были украшены изображениями в технике перегородчатой эмали в два яруса. В лобовой части короны (именно она видна на иллюстрации) в верхнем ярусе был помещен Христос, в нижнем — архангелы Михаил и Гавриил, в затылочной же части, в верхнем ярусе — Михаил Дука, в нижнем — его младший соправитель и король Геза. При этом имена василевса и его соправителя написаны красным цветом, а имя «варвара» — синим. К тому же, в отличие от византийцев, Геза изображен без нимба и одет скромнее. Все вместе выразительно проводит идею подчинения венгерского короля императору. Верхняя часть короны, видимо, была сделана итальянскими мастерами и восходит к реликварию, в котором когда-то находились мощи Иштвана, канонизированного в XI в. и ставшего одним из самых почитаемых венгерских святых. Существование короны в ее нынешнем виде зафиксировано начиная с коронации Белы III в 1185 г. Почитавшаяся святой, корона со временем стала не просто одним из атрибутов коронации, но и непременным условием королевской власти; как бы долго и успешно ни правил тот или иной король Венгрии, он не считался «настоящим», если по той или иной причине не короновался именно этой короной. Корона как бы зажила своей жизнью: ее похищали и возвращали, держали в плену и выкупали, причем по причине не материальной, а символической ценности.
      С. 45 (49). Корона Священной Римской империи. X—XI вв. Корона, наиболее древний и значимый предмет из всего набора коронационных инсигний, хранящегося ныне в сокровищнице Хофбурга в Вене (и включающего также меч, державу, коронационный крест, мантию и даже перчатки и обувь), изготовлена для имперской коронации Оттона I в Риме, т. е. в 961 или 962 г. Некоторые детали ее облика (например, «перемычка», соединяющая переднюю и заднюю пластины короны) добавились в XI в. Судя по всему, в местах сочленения пластин к короне когда-то крепились золотые цепочки с драгоценными камнями (как на Святой венгерской короне), но до наших дней они не дошли. Помимо художественной и исторической корона имеет огромную ценность с точки зрения минералогии, поскольку украшена редчайшими драгоценными камнями. Буквально каждая деталь короны имеет символическое значение. Так, увенчивающий корону крест символизирует Христа (с оборотной стороны креста изображено распятие) и одновременно высшую власть императора над всем христианским миром. 12 крупных драгоценных камней на передней пластине олицетворяют 12 апостолов, а 12 других камней на противоположной пластине — 12 колен израилевых. На других пластинах изображены в технике эмали библейские цари Давид и Соломон, считавшиеся идеалом для любого средневекового христианского правителя, а также Христос в окружении серафимов с надписью: per me reges regnant — через меня правят государи (в значении: я являюсь источником власти государей). Эта пластина видна на иллюстрации, но надпись почти не читается.
      С. 46 (49). Император Оттон III. Миниатюра рубежа X—XI вв. Миниатюра сохранилась в так называемом Евангелиарии из Рейхенау и является правой частью изображения, в левой части которого аллегорически представлены (в виде женских фигур) 4 части империи (Германия, Галлия, Рим, который по-латыни был женского рода, и Славиния, т. е. славянские земли), подносящие дары восседающему на троне Оттону. В правой руке Оттона посох (который в это время нередко заменял скипетр), в левой — держава. Среди историков есть сомнения, использовалась ли в это время реальная держава, или же речь идет лишь о том, что художник подражал римским или византийским образцам, но в любом случае наличие державы свидетельствует об идеологии подражания Христу как об одном из важнейших обоснований светской власти; поза императора, очевидно, ассоциируется с Христом Пантократором. Птица на посохе императора, возможно, голубь — символ снизошедшего на императора Святого Духа (хотя, видимо, возможны и другие толкования). К сожалению, на иллюстрации учебника не вполне выдержана цветовая гамма: паллий епископа и плащ придворного, стоящих рядом с Оттоном, в оригинале фиолетового, а не черного цвета.
      С. 49 (59). Византийский император. V в. На иллюстрации изображен фрагмент так называемого диптиха Барберини (Императорского диптиха) из слоновой кости, хранящегося в Лувре. Чаще всего его датируют V в., но иногда IV или VI в. Высказывалось предположение, что изображен император Юстиниан I. В правом верхнем углу аллегория Победы, в правом нижнем — аллегория Земли, приносящей дары императору, в левом нижнем — побежденный враг-варвар, напоминающий скифа или перса.
      С. 50—51. Центральная часть Константинополя. Реконструкция. Как и всякая реконструкция, она достаточно условна. Из всех изображенных на ней объектов до нас дошли лишь немногие церкви да пара обелисков на месте ипподрома. В остальном при составлении этой реконструкции историки опираются на археологические данные (сохранившиеся фундаменты), сведения византийских авторов (в частности, Прокопия Кесарийского, написавшего специальный трактат «О постройках») и посещавших Константинополь путешественников, крайне схематичные изображения эпохи Средневековья и гравюры более позднего времени, когда Константинополь уже стал Стамбулом и совокупность его византийских памятников разрушалась. Все вместе эти сведения позволяют довольно точно определить, каким был «каркас», «скелет» центральной части города (главным образом это те объекты, которые обозначены на плане цифрами), но его «заполнение» нередко произвольно. По этой причине пришлось отказаться от попыток дать эту иллюстрацию в цвете: мы не знаем с достаточной точностью, в какие цвета и в каких пропорциях была окрашена византийская столица. Хронологически реконструкция в наибольшей степени соответствует эпохе Юстиниана I.
      С. 52 (61). Византийская золотая монета. VIII в. Византийский золотой солид весом 4,55 г с 309 г. чеканился вместо римского золотого денария; многие столетия он был самой надежной денежной единицей Европы. Солид, изображенный на иллюстрации, был отчеканен при Юстиниане II (685—695, 705—711) по прозвищу Риномет — Носоусеченный. В 695 г. Юстиниан II был свергнут с престола, ему отрезали нос (в Византии считали, что человек с очевидным физическим дефектом не может быть императором, поэтому свергнутых с трона нередко калечили, чаще всего ослепляли), а затем сослали на далекую окраину византийских владений, в Крым. Но Юстиниан бежал оттуда, обратился за помощью к болгарам и в 705 г. с их помощью вернул себе трон.
      С. 52 (62). Христос благословляет императора Алексея I Комнина. Миниатюра XII в. Основатель династии Комнинов Алексей I Комнин (1081—1118) был одним из самых значительных государственных деятелей в истории Византии. Именно с ним имели дело участники Первого Крестового похода, которым он сумел воспользоваться в своих интересах. Христос на миниатюре изображен немного крупнее императора: их головы находятся на одном уровне, ноги — почти на одном, хотя Христос восседает на троне, а Алексей стоит. Император представлен в парадном одеянии, вышитом золотом и украшенном драгоценными камнями. На голове у него корона, а над ней нимб: поскольку императорская власть обожествлялась, императоры нередко изображались с нимбом (ср. иллюстрации на с. 53, 239; см. также комментарий о Святой венгерской короне). Идея божественности императорской власти выражена в миниатюре, как и в других многочисленных изображениях такого рода, очень ярко.
      С. 53. Византийская корона XI в. — дипломатический подарок императора Константина IX Мономаха венгерскому королю. Обычно считается, что Константин IX Мономах (1042—1055) был дедом Владимира Мономаха, но в византийских источниках никаких сведений о браке дочери Константина Мономаха и князя Всеволода Ярославича нет; возможно, она просто происходила из рода Мономаха. Надпись на центральной пластине: Константин автократор (самодержец) римлян Мономах. На двух соседних пластинах изображены порфирородные императрицы, дочери Константина VIII Зоя (по левую руку от Константина) и Феодора. Некоторое время (в 1042 г.) Зоя и Феодора правили совместно, а затем престарелая Зоя третьим браком вышла замуж за Константина Мономаха, возведя его на трон; детей в этом браке не было. В короне впечатляет очень совершенная техника перегородчатой эмали.
      С. 53 (62). Юстиниан. Мозаика церкви Сан Витале в Равенне. Эта и следующая иллюстрации представляют собой фрагменты сцен, о которых упоминается в связи с иллюстрацией на с. 55. Считается, да это и видно по иллюстрации, что облик императора наделен портретными чертами. Качество мозаики просто удивительно. Видны свисающие с короны цепочки с крупными белыми драгоценными камнями (возможно, жемчужинами) — такого же рода цепочки, как мы видели, позже украшали короны европейских государей.
      С. 54 (63). Феодора. Мозаика церкви Сан Витале. VI в. За императрицей Феодорой с легкой руки Прокопия Кесарийского закрепился образ порочной, властолюбивой и жестокой женщины. Насколько он справедлив, можно спорить, но то, что она отличалась умом, мужеством, энергией и красотой, особых сомнений не вызывает. На иллюстрации обращает на себя внимание богатство ее одеяний, головного убора, ювелирных украшений (видны серьги и ожерелье), а также утонченные черты бледного лица под тяжелым венцом.
      С. 55 (64). Церковь Сан Витале в Равенне. VI в. Равенна была центром византийского владычества в Италии. Церковь Сан Витале снаружи отличается аскетической строгостью, что составляет разительный контраст с великолепным интерьером. Эта восьмигранная кирпичная церковь, перекрытая куполом на барабане, является одним из вариантов церковного здания, существовавших в IV—VI вв. наряду с базиликой. Наиболее ценные мозаики сохранились в алтарной части. Мозаики нижнего яруса апсиды запечатлели торжественный выход ктиторов (заказчиков) храма — императора Юстиниана и его жены Феодоры и являют собой картину императорского предстояния перед Христом, который изображен в конхе абсиды. Святой Виталий, которому посвящена церковь, был воином, казненным в Равенне в начале IV в.
      С. 55 (270). Греческий огонь — грозное оружие византийцев. Миниатюра XIV в. Датировка рукописи Хроники Иоанна Скилицы, содержащей 574 превосходные миниатюры, некоторое время назад была пересмотрена, и сейчас ее обычно датируют не XIV, а концом XI или началом XII в. Надпись на миниатюре лишь поясняет то, что и так видно по изображению: ромеи сжигают огнем флот противника.
      С. 56. Византийское войско. Миниатюра. На миниатюре (из той же самой рукописи) представлена тяжеловооруженная конница.
      С. 58. В византийской школе. Миниатюра. На миниатюре (из той же самой рукописи) изображены занятия в византийской школе. Надпись по-гречески: ученики и философы (имеются в виду преподаватели).
      С. 59 (70). Интерьер базилики Сан Аполлинаре-ин-Классе в порту Равенны. VI в. Порт находился в нескольких километрах от Равенны (сейчас море отступило дальше). На иллюстрации отчетливо видны высокий и широкий центральный неф, перекрытый деревянными балками, и отделенные от него рядами колонн боковые нефы, более низкие, узкие и темные (поскольку они почти лишены того света, который главному нефу дают окна второго яруса). Существует точка зрения, что базиликальная церковь воспроизводила часть улицы античного города (боковые нефы уподоблялись крытым колоннадам по обеим сторонам улицы, а центральный неф — самой улице), символизируя тем самым демократизм раннего христианства.
      С. 60 (69). Базилика Сан Аполлинаре-Нуово в Равенне. VI в. На иллюстрации представлен вид базилики с запада, со стороны главного входа. Над мраморным портиком (он XVI в., но достаточно гармонично сочетается с древним зданием) возвышается объем главного нефа с двускатной крышей. Колокольня характерных для Равенны форм была построена в IX или X в.; ее высота 38 м.
      С. 61 (71). Храм Святой Софии в Константинополе. VI в. Четыре минарета появились гораздо позже, после завоевания Константинополя турками. Храм Святой Софии, построенный на месте сгоревшей во время восстания Ника (532) базилики, был архитектурной доминантой центра Константинополя. Уникальность собора заключалась и в том, что никогда больше перед зодчим не ставилась столь масштабная задача — создать главный храм всего христианского мира. Создание такого храма было по-своему не менее важно для Юстиниана, чем его завоевания или составление Свода Юстиниана. Не случайно Прокопий Кесарийский, официальный историограф империи, создал описание не только войн Юстиниана, но и построенных по его заказу зданий.
      С. 61 (72). Интерьер храма Святой Софии. На иллюстрации хорошо видно, как удачно зодчие сумели скрыть в интерьере основные несущие конструкции храма. Южная и северная стены основного подкупольного пространства храма кажутся ажурными и просвечивающими, поскольку прорезаны выходящими в боковые нефы двухъярусными аркадами и в верхней части сквозными окнами. Массивные арки, несущие купол, воспринимаются в интерьере тонкими обводами. Главные опорные столбы в углах квадратного подкупольного пространства выглядят как небольшие выступы почти бесплотных стен. Ощущение невесомости купола и всей верхней половины храма усиливается благодаря нарастающей снизу вверх освещенности. Известно, что изначально купол был изнутри облицован голубой мозаикой с золотым крестом. Поскольку перекрещивающиеся солнечные лучи из окон, прорезанных в основании купола, делали почти невидимыми перегородки между окнами, мерцающая голубизна мозаики купола должна была выглядеть особенно эффектно, создавая ощущение «небесной тверди».
      С. 62 (73). Крестово-купольная церковь Богоматери в Салониках. XI в. Часто ее называют «Богоматерь медников», поскольку при турках, когда церковь была превращена в мечеть, рядом жили медники, и это слово вошло в название мечети. Когда город был включен в состав Греции, медники продолжали жить на привычном месте и слово осталось в названии церкви. Наиболее вероятная дата постройки церкви — 1028 год; донатором выступил некий императорский чиновник по имени Христофор, о чем сохранилась посвятительная надпись. Церковь считается одним из лучших образцов византийского крестово-купольного храма. Реставрация XX в. вернула храму первоначальный облик. Внутри церкви сохранились фрески времен постройки храма (правда, в основном в не слишком хорошем состоянии).
      С. 63 (74). Христос-Вседержитель. Мозаика. XII в. Мозаика сохранилась в конхе апсиды собора города Чефалу на Сицилии. Она создана уже во времена Сицилийского королевства, но византийскими мастерами, к услугам которых охотно прибегали норманнские короли.
      С. 64 (76). Византийская чаша. Чаша из полудрагоценного камня окантована ободом из золотых пластинок с парными поясными изображениями святых в технике перегородчатой эмали. В составе добычи участников Четвертого Крестового похода она была увезена в Венецию и сохранилась в сокровищнице собора Святого Марка.
      С. 64 (76). Евангелие. Византия. XI—XIII вв. Представлен разворот Евангелия от Марка; на миниатюре изображение евангелиста. Ныне рукопись обычно датируется XII в. Это прекрасный образец византийского книжного искусства, сочетающего изысканную каллиграфию, миниатюры, изобретательные орнаменты. Любопытная деталь — составленный из фигурок зверей инициал «А».
      С. 65. Богоматерь Владимирская — шедевр византийской иконописи XII в. Икона была выполнена константинопольскими мастерами предположительно в начале XII в. На Русь она попала до 1155 г., когда Андрей Боголюбский, уезжая из Киева во Владимир, взял ее с собой. Долгое время она пребывала во владимирском Успенском соборе, а ныне хранится в Третьяковской галерее.
      С. 65 (77). Византийская серьга. Хранится в Археологическом музее Стамбула. Для ювелирного искусства Византии характерна филигрань в сочетании с неограненными камнями и жемчугом.
      С. 68. Кирилл и Мефодий. Миниатюра XV в. Миниатюра из Радзивиловской летописи XV в. иллюстрирует рассказ древнейшего сохранившегося русского летописного свода, Повести временных лет, о создании славянской письменности. На иллюстрации изображено создание славянской азбуки и перевод на славянский язык Евангелия и Апостола (т. е. книг Деяний и Посланий апостолов). Историки считают, что часть миниатюр Радзивиловской летописи воспроизводит более ранние изображения, не дошедшие до нас. Название рукописи связано с тем, что в течение долгого времени она находилась в библиотеке знатного литовского рода Радзивилов.
      С. 69. Фрагмент рукописи, написанной глаголицей. XI в. Рукопись Ассеманиева (Асеманиева) Евангелия, фрагмент которой приводится, считается одной из древнейших славянских рукописей; она богато украшена инициалами и миниатюрами. Любопытна судьба рукописи: в 1736 г. сириец-христианин И. С. Ассемани купил ее в Иерусалиме у православных монахов, и вскоре она попала в Ватиканскую библиотеку. Существует предположение, что кодекс был переписан в Македонии; как он попал в Иерусалим, в точности неизвестно.
      С. 70 (82). Крещение князя Бориса. Миниатюра XIV в. Миниатюра из рукописи 1344—1345 гг. славянского перевода византийской Хроники Константина Манасси. В верхней части иллюстрации читается надпись: крещение болгарам (т. е. крещение болгар). В крещении князь Борис получил имя Михаил (в честь византийского императора Михаила III). На иллюстрации представлена прорисовка центральной части миниатюры.
      С. 70 (82). Медальон с изображением Богоматери. X—XI вв.
      С. 72. Храм Святого Петра в Пльзене. XI в. Небольшая по размерам ротонда с апсидой характерна для церковного зодчества этого периода и региона; можно вспомнить также ротонду Святого Мартина в Праге. Возможно, пльзеньский храм был построен не в XI, а в конце X в.
      С. 76 (89). Кааба. Изображение XVIII в. Это фрагмент плана Мекки с керамической плиты. Огромная по площади (309 тыс. м2) мечеть — ал-Масджид Ал-Харам — вмещает одновременно до 70 тысяч человек. Она была построена еще при халифе Омаре (Умаре) в 30-е гг. VII в. и с тех пор много раз подвергалась изменениям. Мечеть имеет в настоящее время 9 минаретов (в Средние века их было 6) высотой до 95 м. В центре святилища, окруженного галереями с аркадами, сама Кааба — каменное здание высотой 15 м и с основанием 12 × 10 м. Внутри его находятся три колонны, висят лампы, хранятся дарственные списки Корана. Главный предмет поклонения в Каабе — «черный камень» — предположительно имеет метеоритное происхождение. По мусульманскому преданию, «черный камень» — это белый яхонт из Рая, который Аллах даровал Адаму; черным он стал позже из-за грехов и порочности людей. Кааба задрапирована полотнищами черной парчи, на которых золотом вышиты изречения из Корана; покрывало ежегодно меняли. На иллюстрации на территории двора вокруг Каабы видны кафедры, соответствующие основным толкам (мазхабам) ислама. Они были ликвидированы в ходе больших ремонтных работ середины XX в.
      С. 78. Мечеть Омара в Иерусалиме. VII в. Строительство мечети «Купол скалы» (Куббат ас-Сахра), или мечети Омара (Умара), было завершено в 691 г. Священная для иудеев и мусульман скала, на которой, по преданию, Авраам приносил в жертву Исаака и с которой Мухаммад вознесся на небеса, была окружена колоннадой и перекрыта позолоченным куполом диаметром 20,5 м. Считается, что мечеть была построена с целью затмить христианские храмы Иерусалима. Восьмиугольное в плане здание выстроено на основе традиций византийского зодчества — и при этом совершенно оригинально. В XVI в. и позже первоначальный облик здания был сильно искажен; в частности, мраморная облицовка внешних стен сменилась изразцовой. Вместе с расположенной рядом мечетью аль-Акса это святилище является одним из основных в мусульманском мире; в Средние века оно было третьим после Мекки и Медины.
      С. 78. Коран. XIV в. С. 80. Фрагмент страницы средневекового Корана. Кораны никогда не иллюстрировались, украшением служило само письмо, выполненное лучшими каллиграфами; кроме того, многие списки Корана были украшены великолепными орнаментами. На иллюстрации на с. 78 — фронтиспис Корана из Египта, датируемого 1368—1388 гг.
      С. 81 (93). В мечети. Миниатюра XIII в. Имам (духовный глава) обращается к мусульманам со специальной кафедры — минбара. Иллюстрация к одной из новелл сборника «Макамы», составленного ал-Харири (1054—1122). Рукопись датируется 1237 г. и замечательно проиллюстрирована художником ал-Васити. Рукопись хранится в Национальной библиотеке Парижа. К этой же рукописи относятся иллюстрации на с. 86, 88 и 89.
      С. 84 (97). Арабская крепость города Халеб. XIII в. Город Халеб (Алеппо) в Северной Сирии единственный на Ближнем Востоке полностью сохранил ансамбль средневекового города, над которым господствует цитадель XII—XIII вв. (ее нижняя часть относится еще к византийскому времени). На иллюстрации изображена мощная входная башня, к которой ведет мост на арках через ров.
      С. 85 (98). Минарет Калян в Бухаре. XII в. Город Бухара в Узбекистане на редкость богат памятниками средневекового мусульманского зодчества. Минарет Калян при одноименной (но сохранившейся в постройке более позднего времени) мечети обычно датируется 1127 г. Минарет выглядит на редкость изящно благодаря поясам узорной кирпичной кладки.
      С. 86 (100). Ученый читает лекцию. За ним — полки с книгами. Миниатюра XIII в. Обращает на себя внимание, с одной стороны, изобилие книг (на иллюстрации их около 200, что по меркам Средневековья довольно много), с другой стороны, великолепное качество миниатюры, выразительность лиц, красота складок одежды. Судя по тому, что все слушатели по виду примерно одного возраста с лектором (а один из них, седобородый, видимо, даже старше), речь идет, если говорить в современных терминах, не о лекции студентам, а о «научном докладе».
      С. 86 (100). Альгамбра — сказочной красоты дворец эмиров Гранады. XIII—XIV вв. Альгамбра (от арабского «аль-Хамра» — Красная) — крепость-дворец эмиров Гранады на юге Испании, уникальный памятник мусульманского зодчества и садово-паркового искусства. Ансамбль Альгамбры, расположенной на холме над Гранадой, формировался на протяжении нескольких веков и, несмотря на перестройки и разрушения, в целом прекрасно сохранился. С образованием в XIII в. Гранадского эмирата в Альгамбре были построены новые стены и башни, а в XIV в. — дворцовый комплекс, где протекала частная жизнь эмиров. Лучшие залы и дворы Альгамбры — Зал двух сестер, Миртовый двор, Львиный двор (на иллюстрации он виден за колоннами) — отличаются гармонией и изысканным изяществом отделки. На иллюстрации Альгамбра представлена в ночное время, с подсветкой.
      С. 87 (101). Арабский астрономический прибор — астролябия. Астролябия (от греч. слов, означающих «звезда» и «схватывание») была известна еще в Античности. Арабский мир в данном случае, как и во многих других, выступил посредником при передаче знаний от Античности к европейскому Средневековью. Астролябия могла использоваться не только для наблюдения за звездами, но и для определения широты судна, находящегося в открытом море, хотя точность такого определения обычно оставляла желать лучшего.
      С. 88 (101). Арабское морское судно. Миниатюра XIII в. Арабы, народ кочевников, довольно быстро освоили искусство мореплавания и внесли в его развитие заметный вклад. Показательно, что когда Васко да Гама в 1498 г. получил для сопровождения к Индии от правителя города Малинди на восточном побережье Африки арабского лоцмана и теоретика мореплавания Ахмеда ибн Маджида, великий португальский мореплаватель был потрясен глубиной познаний арабского ученого. На юге арабы достигали побережья Мозамбика, на востоке — Китая и Филиппин. На иллюстрации представлен корабль дау (называемый также доу, дхау, багала). Длина судна составляла обычно 30—40 м, ширина — 6—8 м, грузоподъемность — 150–400 т. Такие корабли появились уже в VIII–IX вв.; в несколько измененном виде они иногда используются и в наши дни. Подводная часть судна пропитывалась специальной смесью растительного жира и извести, за счет чего срок его службы достигал 100 лет. В носовой части судна можно разглядеть парус и якорь.
      С. 88 (103). Изразцовый декор Альгамбры. Очень многие залы и дворы Альгамбры украшены изразцами, которые составляют характерные арабские орнаменты — арабески. За счет многократного ритмического наслоения однородных орнаментальных мотивов создается впечатление запутанного, прихотливого узора.
      С. 89 (104). Водоподъемное устройство. Миниатюра XIV в. В нижней части иллюстрации изображено водоподъемное устройство, в верхней — механические павлины. Такого рода устройства и механизмы широко использовались при дворах правителей, а иногда и в домах, принадлежавших низшим слоям общества.
      С. 89 (102). Два путешественника разговаривают с прохожим. XIII в. Миниатюры из «Макам» очень реалистичны и прекрасно передают быт арабского мира. На данной миниатюре, помимо фигур переднего плана, видны пасущиеся черные козы, торговые ряды с продавцами и покупателями, а на заднем плане слева — мечеть с минаретом.
      С. 89 (102). Интерьер мечети в Кордове. Мечеть строилась с VIII по X в. Кордова была столицей мусульманского эмирата (с X в. — халифата) на Пиренейском полуострове и одним из важнейших культурных центров арабского мира. Кордовская мечеть — одно из высших достижений искусства ислама. В ее интерьере было использовано более 850 колонн из гранита, мрамора и яшмы; значительную часть их позаимствовали из древнеримских и вестготских сооружений. По сравнению с размерами мечети эти колонны были непропорционально короткими, и зодчие придумали остроумную систему двойных арок (один из ее вариантов виден на иллюстрации), которая позволила даже с такими колоннами поднять потолок достаточно высоко и создать замечательно гармоничный интерьер. Бесконечный лес колонн с арками создает удивительный эстетический эффект.
      С. 90 (103). Минарет в Самарре недалеко от Багдада. IX в. Самарра была основана в 836 г. как резиденция халифов династии Аббасидов и оставалась таковой до 889 г. Сохранились остатки нескольких дворцов, замка, мавзолея, Большой мечети Мутаваккиля (одной из самых больших в мусульманском мире, площадь 38 000 м2) и спиралевидного минарета аль-Мальвия близ нее; этот минарет (высота около 50 м) и изображен на иллюстрации.
      С. 93 (106). На иллюстрации представлен фрагмент статуи Эккехарда (майсенского маркграфа в 1032—1046 гг.) из Наумбургского собора, одним из донаторов (заказчиков) которого он был. Мы сознательно проиллюстрировали вводный текст к разделу о расцвете Средневековья одним из признанных шедевров скульптуры середины XIII в. Другой фрагмент той же скульптурной группы — голова его жены Уты (иллюстрация на с. 184).
      С. 93 (107). Воины XI в. Фрагмент ковра из Байё. На приведенном фрагменте изображена финальная часть битвы при Гастингсе. Под ударами нормандской конницы героически гибнут последние сторонники Гарольда (дальше следует сцена его собственной гибели), словно иллюстрируя своей судьбой тезис о превосходстве тяжеловооруженной (пройдут считаные десятилетия — и можно будет сказать: рыцарской) конницы над пехотой.
      С. 96 (110). Трапеза сеньоров. Миниатюра рубежа XV—XVI вв. Вполне обычный сюжет для миниатюр позднего Средневековья. Можно обратить внимание школьников на то, что сеньор и в домашней обстановке должен был выглядеть именно так, как положено ему по статусу. Сеньор и его супруга сидят за столом вдвоем, без гостей, но они пышно одеты, и их трапеза сопровождается игрой на музыкальных инструментах.
      С. 97. Представители сословий являются во сне английскому королю Генриху I. Миниатюра XII в. Генрих I (1100—1135) был младшим сыном Вильгельма Завоевателя. Миниатюра иллюстрирует рассказ в Хронике Джона Вустерского (ок. 1130—1140) о том, как во сне к королю явились представители сословий, причем они изображены настолько в угрожающих позах, что сон уместно назвать кошмарным (чего стоит хотя бы жест епископа, как будто собирающегося проткнуть острым концом своего посоха грудь короля). Возможно, этот эпизод следует связать с тем обстоятельством, что после смерти своего старшего брата Вильгельма Рыжего Генрих фактически узурпировал трон в отсутствие самого старшего из братьев, герцога Нормандии Роберта, находившегося в Первом Крестовом походе. Чтобы получить в этом деле поддержку сословий, ему пришлось даровать им бoльшие вольности, чем они располагали прежде, а затем он потратил много сил, чтобы эти свои пожалования свести на нет (что, в свою очередь, вызывало недовольство сословий). В любом случае перед нами одно из самых ярких визуальных воплощений идеи деления общества на три сословия. Иллюстрация немного обрезана слева, поэтому осталось за кадром, что в руках крайнего слева крестьянина лопата.
      С. 98 (114). Сеньор наделяет вассала феодом. Миниатюра XV в. На престоле восседает король Англии, в руках у него меч и держава. Перед ним на коленях стоит герцог Бретани, который в знак получения ее в качестве феода держит ее знамя.
      С. 99 (113). Сеньор наблюдает за сбором винограда. Миниатюра XV в. На миниатюре, происходящей из Фландрии, слева на переднем плане изображено, как сеньор дает указания своему управляющему. Крестьяне изогнутыми ножами, похожими на серпы, срезают виноград и относят его в большую бочку, где один из них давит его. Слева в помещении двое слуг наливают вино из бочки и пробуют его.
      С. 99 (113). Король Франции принимает вассальную клятву. Миниатюра XV в. На миниатюре изображено, как принц Эдуард Ланкастерский (дело происходит во время Войны Алой и Белой розы), преклонив колено и сняв головной убор, клянется в верности королю Франции Карлу VII и вкладывает в знак этого свою руку в его руку.
      С. 99 (112). Рыцарь. Миниатюра XIV в. На миниатюре из рукописи, хранящейся в Британском музее, изображен представитель боковой ветви французского королевского дома Роберт Анжуйский, имевший права на некоторые итальянские владения. На иллюстрации представлена полная геральдическая репрезентация суверена, воспроизводящая турнирное рыцарское облачение. Герб воспроизводится на щите, стяге, попоне и шлемовой эмблеме, также представляющей собой позолоченный цветок лилии.
      С. 100 (117). Мечи. Рубеж XI—XII вв. Оба меча датируются примерно 1100 г. Длина каждого из мечей чуть более 1 м (с рукоятью), ширина лезвия чуть более 5 см, вес одного — 940 г, другого — 1320 г (в те времена, когда они использовались по назначению, они весили немного больше). На клинках частично сохранились надписи, но по причине лакун интерпретировать их затруднительно.
      С. 101 (121). Битва между рыцарями Франции и Фландрии. Миниатюра. В центре — фигура французского короля, о чем свидетельствует герб на щите и попоне: золотые лилии в лазурном поле. Обращает на себя внимание высокое седло, которое вместе со стременами позволяло наносить и выдерживать самые сильные удары.
      С. 101 (118). Рыцарский щит. Конец XII в. На иллюстрации представлено древнейшее изображение герба на боевом щите. Щит принадлежал немецкому рыцарю Арнольду фон Бринцу.
      С. 102. Рыцарский турнир. Средневековая миниатюра. Иллюстрация воспроизводит не миниатюру XV в., как таковую, а ее прорисовку. Можно рассмотреть характерные для этого времени турнирные доспехи (они довольно сильно отличались от боевых, в частности, могли весить гораздо больше, иногда до 50 кг), а также мужские и женские одежды и головные уборы.
      С. 102. Гербы короля Кастилии (в Испании). Миниатюра XV в. На иллюстрации — геральдическая репрезентация короля Кастилии Хуана II как рыцаря Ордена Золотого Руна.
      С. 102 (119). Изображение герба на надгробной плите. XII в. Сохранившаяся во французском городе Ле-Ман надгробная плита графа Анжуйского Жоффруа Плантагенета, отца Генриха II Плантагенета, привлекает внимание и не самой характерной для надгробных плит техникой перегородчатой эмали, и тем, что изображение герба на щите — одно из древнейших сохранившихся. Впрочем, неизвестно, носил ли он герб при жизни или «обзавелся» им уже после смерти.
      С. 103. Посвящение в рыцари. Миниатюра XIV в. Ритуалы посвящения в рыцари восходят к символическим процедурам передачи оружия. Уже в древнейшем документально зафиксированном обряде посвящения (конец XII в.) ощутимо влияние церкви (произнесение молитв, благословение оружия, призывы защищать церковь), которое в дальнейшем возрастает. Так, епископ мог уже не только благословлять меч, но и опоясывать им кандидата (хотя в других случаях это мог делать человек, ранее уже посвященный в рыцари). Приведен фрагмент миниатюры с изображением как раз той части церемонии, когда претендента опоясывают мечом. Меч в этой церемонии мог символизировать верность и преданность, а также защиту слабых и бедных.
      С. 103 (122). Замок Фуэнсальданья в Испании. XV в. Замок, расположенный недалеко от города Вальядолид (чуть более 200 км к северо-западу от Мадрида) в Старой Кастилии, представляет собой довольно распространенный вариант замковой архитектуры, когда донжон не был окружен внешней стеной со всех сторон, а встраивался в нее. На переднем плане видна отара овец — главного богатства средневековой Кастилии.
      С. 104 (123). План рыцарского замка. Современная реконструкция.
      С. 105. Пир при дворе знатного феодала. Миниатюра XV в. Обращают на себя внимание черты моды XV в.: высокие головные уборы дам, обувь с сильно удлиненными носками.
      С. 105 (122). Тканый ковер «Предложение сердца» — воплощение рыцарского идеала возвышенной любви. XV в. Тканый ковер, датирующийся 1410 г. и хранящийся в музее Клюни в Париже, является одним из красивейших воплощений придворно-рыцарского идеала возвышенной любви. Темный фон, заполненный деревьями, цветущими растениями и животными, подчеркивает значимость того, что происходит в центральной части композиции. Синий цвет и белая подкладка одеяния дамы ассоциируются с верностью. Приближающийся к ней кавалер в руке держит сердце — символ любви.
      С. 108 (127, 129). Полевые работы в октябре. Уборка сена в июне. Миниатюры братьев Лимбург из «Богатейшего часослова» герцога Беррийского. XV в. Средние века унаследовали от Древнего Рима обычай связывать знаки зодиака с аллегорическими изображениями месяцев. К VIII в. римская традиция связывать месяцы с изображением характерных для них сезонных сельскохозяйственных работ вполне характерна для календарей в псалтирях. Позже во многих романских и готических соборах появились циклы скульптурных рельефов или витражей. Такие циклы появляются и на календарных страницах часословов, причем содержание их немного варьирует. Так, октябрь мог включать как боронение поля и сеяние озимых (как в данном случае), так и откармливание свиней. В то же время циклы витражей или миниатюр часословов нередко включают сцены не только крестьянского труда, но и занятий сеньоров.
      С. 109 (128). Сбор винограда. Средневековый рельеф. Рельеф XII в., хранящийся в музее собора итальянского города Феррара, соответствует сентябрю.
      С. 110. Пахота. Миниатюра XV в. Пахари на воловьих упряжках вспахивают узкие полосы крестьянских наделов.
      С. 110. Сеятель. Миниатюра XV в. Миниатюра из Часослова позволяет разглядеть одежду крестьянина XV в.
      С. 111 (130). Водяная мельница. Миниатюра XV в. Водяные мельницы были известны еще в Античности, но в Средние века сфера их применения расширилась. Как видно на иллюстрации, они могли достигать довольно больших размеров.
      С. 112 (131). Ветряная мельница. Миниатюра (не ранее XII в.). Ветряные мельницы появились в Европе гораздо позже водяных и получили широкое распространение в конце Средневековья и в раннее Новое время.
      С. 112. Крестьяне водят праздничный хоровод. Миниатюра XV в. Крестьяне танцуют вокруг большого дерева, часто называемого «майским деревом» или «деревом фей». Такое дерево, в частности, росло рядом с деревней, где жила крестьянка Жанна д’Арк. Считалось, что такое дерево обладает определенной магической силой, в частности помогает больным. В комплексе верований, связанных с «майским деревом», языческие представления смешивались с христианскими. Так, Жанна и ее односельчанки плели под ним венки из цветов, которыми украшали статую Богородицы в церкви Домреми.
      С. 112 (129). Деревенские будни. Миниатюра начала XVI в.
      С. 115 (138). Древний замок сеньоров Гента — графов Фландрских господствовал над центром города. Один из самых древних, выразительных и хорошо сохранившихся замков средневековой Европы был построен в конце XII в. на основе более ранних укреплений. Хорошо видны укрепления замка, более половины периметра которого омывается водой. Впечатляет мощная система обороны единственных ворот замка, а также огромный прямоугольный в плане донжон, служивший жилищем графам. После того как замок перестал быть резиденцией графов, он долгое время служил тюрьмой; сейчас там музей.
      С. 115 (138). Дома-башни — свидетельство влияния знати города Сан-Джиминьяно в Италии. Когда-то такого рода домов-башен было много в разных городах Италии; немало их было, в частности, во Флоренции. Затем в результате политической борьбы права знати были ограничены, а башни снесены. Но кое-где они уцелели. Так, в Сан-Джиминьяно (в Тоскане недалеко от Сьены) сохранилось 13 башен из 72. Любопытно, что в XIII в. один из правителей города запретил строить башни выше его собственной, высота которой составляла 51 м.
      С. 116 (139). Здание коммуны в Сьене (Италия). Здание известно также под итальянским названием Палаццо Пубблико и воздвигнуто в 1298—1309 гг. в стиле тосканской готики; башня датируется 1338—1349 гг. Монументальность здания прекрасно отражает могущество города. В здании до сих пор наряду с музеем располагаются органы муниципальной власти. Впечатляет высота башни — 102 м.
      С. 117 (138). Печать города Мидделбурга. Видимо, это печать того Мидделбурга, который находится в Нидерландах (недалеко от устья Шельды).
      С. 118 (143). Мощные городские стены Каркассона. Город сохранил двойное кольцо стен XIII в. (частично на гораздо более ранних фундаментах) с 52 башнями и является выдающимся памятником крепостной архитектуры Средневековья. Длина внутренней стены 1,3 км, внешней — 1,7 км. Следует иметь в виду, что в Средние века стена никогда так не выглядела. В XIX в. реставратор Виолле-Ле-Дюк, руководствуясь романтическими представлениями о Средневековье, восстановил полуразрушенные к тому времени стены, в ряде случаев произвольно определив их высоту, а башни снабдил остроконечными крышами, которых они в Средние века не имели. В эпоху Альбигойских войн город был одним из оплотов катаров.
      С. 119 (143). Полностью застроенный домами мост в Эрфурте (Германия) показывает, как высоко в городе ценилось место для строительства. Изображенный на фотографии Кремербрюкке (Лавочный мост) упоминается еще в XII в. В 1320-е гг. он был уже каменным, и на нем размещалось 62 лавки, торговавшие шелком, бумагой, бакалеей и другими товарами. В 1472 г. после очередного пожара Кремербрюкке был расширен и превращен в улицу, состоявшую из однотипных фахверковых домов на едином фундаменте. Общая ширина моста составляет 19 м, из них на ширину улицы вместе с тротуарами приходится менее половины.
      С. 119 (146). Портной. Рукопись XV в., сохранившаяся в Нюрнберге, иллюстрирована изображениями ремесленников разных специальностей, в том числе портного.
      С. 122 (146). Хороший меч требовал огромного труда оружейника. Надпись на этом мече предположительно читается: Ингельред меня сделал.
      С. 122 (148). Герб флорентийского цеха шерстяников. Герб приписывается известному скульптору Луке делла Роббиа (1399/1400—1482), который изобрел специальную цветную глазурь для терракотовых скульптур, придававшую статуям и рельефам красочность и нарядность и в то же время предохранявшую их от порчи. Показательно, что на гербе цеха, занимавшегося обработкой овечьей шерсти, помещен агнец, т. е. ягненок. Цех шерстяников (Лана) был в городе одной из самых влиятельных сил.
      С. 123. Окраска материи. Миниатюра XV в. Окраска материи производилась в чане, под которым разводился огонь. Такой труд был тяжелым и очень вредным. Миниатюра была создана во Фландрии — одном из крупнейших центров средневекового европейского сукноделия.
      С. 123 (149). Без таких весов не обходился ни один купец. Монеты нередко оценивались по весу (разумеется, в сочетании с чистотой металла), поэтому их нередко разрезали (часто они были довольно тонкими, так что технически это было несложно) на половинки и четвертинки. Особенно это было характерно для севера и востока Европы.
      С. 123. Купец и покупатель. Миниатюра XV в.
      С. 124 (151). Венецианское судно и ганзейский корабль (когг). В отличие от почти всех остальных иллюстраций, данная представляет собой реконструкцию двух типов средневековых кораблей: первый господствовал в Средиземноморье, второй — в морях на севере Европы.
      С. 125. Итальянские менялы. Фреска. XV в.
      С. 128 (154). Ад. Мозаика из Флоренции. Мозаика потолка флорентийского баптистерия датируется XIII в. Обращает на себя внимание фантазия художника в изображении адских мук.
      С. 129 (156). Похищение мощей святого Марка. Венеция. XII в. Изображение представляет собой фрагмент знаменитой Пала д’Оро, хранящейся в соборе Сан-Марко в Венеции. Это большая пластина (2 × 3 м) из золота и серебра, щедро украшенная драгоценными камнями, эмалевыми медальонами с изображениями святых и религиозных сцен. В Средние века похищение мощей было достаточно распространенным явлением, отражавшим стремление каждого крупного города обзавестись собственными престижными реликвиями. Считалось, что успешность похищения свидетельствует о том, что таково было желание самого святого, чьи мощи похищались. Мощи евангелиста Марка были привезены в Венецию из Александрии в 828 г. Марк стал святым покровителем Венеции, а его символ, крылатый лев, — гербом города.
      С. 129 (157). Монахи, рубящие лес. Миниатюра XII в. См. примечание к иллюстрации на с. 26. Иногда миниатюра датируется началом XIII в. Собственно говоря, монахом, как это видно по одеянию и тонзуре, является лишь один из двоих изображенных.
      С. 130 (158). Сохранившаяся часть огромной церкви аббатства Клюни в Бургундии (конец XI — начало XII в.). Третий по счету храм аббатства представлял собой величественную пятинефную базилику романского стиля. Ее длина составляла 187,3 м, высота свода центрального нефа — более 30 м. В течение нескольких десятилетий это здание служило образцом для монастырского строительства по всей Западной Европе. Во время Французской революции аббатство было закрыто, а его здания проданы выросшему около него городу Клюни. В начале XIX в. здания аббатства были снесены; уцелела лишь небольшая часть главного храма (один из рукавов трансепта), которая и представлена на иллюстрации.
      С. 130 (158). Генрих IV умоляет аббата Клюни и маркграфиню Матильду о заступничестве перед папой Григорием VII. Миниатюра XII в. Рукопись находится в Ватиканской библиотеке. Маркграфиня Тосканская владела множеством земель и замков в Северной и Средней Италии (включая и замок в Каноссе, где состоялось знаменитое свидание) и была ревностной сторонницей Григория VII. Через нее при посредничестве влиятельнейшего аббата Клюни Генрих IV пытался добиться от папы прощения. Показательна и унизительная поза императора, и то, что он изображен гораздо мельче, чем аббат.
      С. 131 (161). Реликварий. Германия, XII в. Форма реликвария часто указывает, останки какой части тела святого в нем хранились. В данном случае реликварий из церкви Святого Гереона в Кёльне (1120—1130) явно хранит останки пальца. Реликварий изготовлен из дерева, покрыт позолоченным серебром и украшен эмалями, драгоценными и полудрагоценными камнями.
      С. 132 (175). Иннокентий III. Фреска XIII в. Фреска сохранилась в церкви Сакро Спеко (на месте, где когда-то начинал свою деятельность Бенедикт Нурсийский) городка Субиако в Италии.
      С. 134 (177). Неприступный замок Монсегюр на юге Франции до середины XIII в. оставался одним из последних убежищ сторонников альбигойской ереси. Замок расположен к югу от Тулузы, в предгорьях Пиренеев. Однако следует иметь в виду, что сохранившиеся до наших дней руины относятся к замку, построенному уже в XIV в.; катары в XIII в. обороняли не этот замок, а неприступное место (на котором, впрочем, весьма вероятно, имелись более ранние укрепления).
      С. 134. Сожжение еретиков. Иллюстрация представляет собой прорисовку средневековой миниатюры. Казнь происходит в присутствии короля Франции.
      С. 135. Франциск Ассизский. Фреска XIII в. Иконография Франциска Ассизского очень богата, в ней выделяются фрески Джотто и его школы, но приведенное изображение Франциска, сохранившееся в Субьяко, считается самым ранним. На фреске хорошо видны лицо и одеяние святого; веревка, которой он подпоясан, стала позже характерным атрибутом францисканцев.
      С. 136 (180). Святой Доминик. Икона XIV в. Доминик, канонизированный в 1234 г., предстает в белой рясе доминиканского монаха и темном плаще (скапулярии) с капюшоном; в руках у него цветок лилии и книга.
      С. 137. Христос во главе войска крестоносцев. Миниатюра XIV в. Миниатюра из рукописи Апокалипсиса, хотя и создана уже после эпохи Крестовых походов, в зримых образах воплощает распространенное представление о том, что крестоносцев ведет сам Христос.
      С. 138 (163). Рыцарь-крестоносец. Английская миниатюра XIII в. Рыцарь защищен кольчужным доспехом, поверх которого надета накидка с крестами; кресты видны и на знамени воина.
      С. 139. Храм Гроба Господня в Иерусалиме основан в IV в. Величайшая святыня христиан. Храм приобрел свой нынешний облик уже при крестоносцах, в XII в.
      С. 138. (164). Взятие Антиохии. Миниатюра XV в. Изображает взятие Антиохии — крупнейший успех крестоносцев на пути в Иерусалим. Реалий XI в. на этой миниатюре мы не найдем, кроме разве что того обстоятельства, что стены Антиохии действительно были очень высокими и мощными.
      С. 139 (168). Поединок христианского рыцаря с сарацинским воином. Миниатюра. Считается, что на миниатюре, датируемой ок. 1340 г., изображен поединок (в действительности никогда не имевший места) между Ричардом Львиное Сердце (он легко идентифицируется по королевскому гербу — три золотых леопарда в алом поле) и Саладином, который представлен в максимально «окарикатуренном» виде. На щите Саладина — изображение головы мавра — герб, который часто приписывался христианами мусульманам.
      С. 142 (168). Твердыня крестоносцев в Сирии — замок Крак-де-Шевалье. Замок сооружен госпитальерами в середине XII в. и считается одним из самых крупных памятников средневекового оборонного зодчества.
      С. 142 (169). Печать тамплиеров. Изображение двух рыцарей на одном коне символизировало готовность тамплиеров прийти на выручку друг другу. Надпись гласит: печать воинов Христовых.
      С. 142 (169). Саладин. Миниатюра.
      С. 143 (169). Ричард Львиное Сердце. Миниатюра.
      С. 143 (170). Золотая монета Иерусалимского королевства. XII в. Монета отчеканена в 1175 г.; крест соседствует в ней с надписью на арабском языке. Вес монеты 2,8 г.
      С. 145 (171). Бронзовые кони, увезенные крестоносцами в Венецию. История этой великолепной античной скульптурной группы чрезвычайно занимательна. Константин Великий, обустраивая новую столицу, приказал перевезти их с острова Хиос в Константинополь, где они более 7 веков украшали ипподром. Когда крестоносцы в 1204 г. завладели Константинополем, венецианцы увезли коней в свой родной город и установили на фасаде собора Святого Марка. Наполеон, заняв Венецию, увез четверку коней в Париж, но после его свержения они вновь вернулись на привычное место в Венеции.
      С. 145 (172). Статуя крестоносца, вернувшегося домой. XII в. Скульптурная группа представляет собой рельеф с надгробия графа Гуго де Водемона, сохранившийся в Лотарингии. Крестоносца с крестом на плаще и посохом паломника в руке обнимает его жена. По легенде, граф долго скитался на Востоке, его считали погибшим, но жена все же ждала его 15 долгих лет — и дождалась. Он вернулся в одежде простого паломника, утратив все то имущество, с которым когда-то отправился в путь. Иллюстрация обладает огромной эмоциональной силой; невольно вспоминаются те многие тысячи рыцарей-крестоносцев, которых их жены так и не дождались.
      С. 148. Помазание на царство. Миниатюра. Миниатюра датируется XIV в. В левой руке епископа сосуд с благовонным маслом, которым совершается помазание. На столе перед королем лежат корона, меч и кольцо. Будучи одним из символов власти епископа, кольцо олицетворяло сакральность королевской власти, а позже могло восприниматься как символ «брака» короля и королевства.
      С. 149 (184). Коронация Филиппа II Августа. Миниатюра. На миниатюре XV в. изображено событие 1179 г. Ведущая роль церкви в церемонии коронации представлена на иллюстрации со всей очевидностью. Корону французского короля держит в руках король Англии и самый могущественный вассал короля Франции Генрих II Плантагенет, которого легко опознать по английским золотым леопардам в алом поле. Справа один из присутствующих держит в руках коронационный меч.
      С. 149 (184). Дворец французских королей в Париже. Миниатюра XV в. Имеется в виду не Лувр, а ныне не существующий дворец на о. Ситэ, от которого сохранились Святая капелла (Сент Шапель) и отдельные фрагменты, включенные в более поздние постройки.
      С. 150. Альенора Аквитанская. Это фрагмент фрески XII в. в капелле Святой Радегонды в замке Шинон во Франции, где Альенора изображена вместе с первым мужем Людовиком VII.
      С. 152 (188). Людовик Святой с женой. Скульптура XIII в. Деревянная скульптурная группа представляет собой реликварий. При этом лица короля и его супруги Маргариты Провансской явно имеют портретные черты. Людовик представлен в образе крестоносца; в правой руке он держит модель церкви Святого Гроба, левой придерживает щит с королевскими лилиями.
      С. 154 (189). Папский дворец в Авиньоне. XIV в. То, что попало на иллюстрацию, лишь небольшая часть огромного папского дворца, вокруг которого была организована во время «авиньонского пленения» вся жизнь города. Строительство основной части дворца относится к 1334—1352 гг.
       С. 157 (193). Замок в Рочестере, построенный в XI в. Прекрасный образец того стиля, который принесли с собой нормандцы, завоевавшие Англию. С помощью таких замков они торопились закрепиться в завоеванной стране.
      С. 158 (194). Надгробие Генриха II во Франции. Генрих II вместе с женой Альенорой Аквитанской и сыном Ричардом Львиное Сердце похоронены в аббатстве Фонтевро, расположенном близ Луары недалеко от Сомюра. Аббатство находилось под покровительством Альеноры Аквитанской. Причина того, что для погребения английских монархов было выбрано французское аббатство, заключается не только в том, что и Генрих, и Ричард умерли, находясь во Франции, но и в том, что они вообще больше любили свои французские владения, чем английские, и проводили там несравненно больше времени.
      С. 161 (195). Парадный зал королевского дворца в Вестминстере около Лондона сохранил облик конца XIV в. Вестминстер, в те времена расположенный на немалом расстоянии от Лондона, сейчас оказался в самом его центре. Зал включен в нынешний комплекс зданий английского парламента, увенчанный знаменитой башней Биг-Бен. Каменные стены зала в основе своей восходят к XI в., а в конце XIV в. были выстроены деревянные перекрытия потолка причудливых готических очертаний.
      С. 161 (196). Заседание палаты лордов английского парламента во времена Эдуарда I. Миниатюра начала XVI в. Миниатюра отстоит от изображаемого события более чем на два века и отражает реалии обеих эпох. Эдуард восседает на троне, по правую руку от него король Шотландии Александр. По краям — архиепископы Кентерберийский и Йоркский. Левый нижний угол миниатюры занимают служители церкви, правый нижний — светские лорды.
      С. 164 (203). Фридрих Барбаросса с сыновьями. Миниатюра. Фридрих восседает на троне, в руках у него скипетр и держава. По правую руку от него король Генрих, будущий император Генрих VI, по левую — другой сын, Филипп Швабский, который позже тоже стал королем, и только внезапная смерть помешала ему утвердиться на императорском престоле. Миниатюра датируется концом XII в.
      С. 165. Гробница Генриха Льва и его жены. 1240 г. Этот великолепный образец готической гробницы находится в соборе Санкт-Блазиус города Брауншвейг (Брауншвайг) в северной части Германии (примерно между Ганновером и Магдебургом) — любимой резиденции Генриха Льва. Генрих и его жена Матильда (дочь Генриха II Плантагенета и соответственно сестра Ричарда Львиное Сердце) лежат в позах, подобающих их высокому статусу и достоинствам. Руки Матильды сложены в молитве, в руках Генриха меч и модель собора, которому герцог покровительствовал. Сын Генриха и Матильды Оттон стал императором Оттоном IV и действовал в союзе со своим дядей Иоанном Безземельным против Филиппа II Августа, но был разбит в 1214 г. в знаменитой битве при Бувине (в учебнике она упоминается на с. 159, но без указания места).
      С. 166 (206). Император Фридрих II. Миниатюра XIII в. Обращает на себя внимание изображение сокола — Фридрих был страстным охотником и автором трактата о соколиной охоте.
      С. 167 (205). Капелла королевского дворца в Палермо. XII в. Так называемая Палатинская (т. е. дворцовая) капелла строилась между 1131 и 1143 гг. Со времен Фридриха II вид капеллы мало изменился. Капелла отличается исключительной роскошью отделки и украшена великолепными византийскими мозаиками. Хотя византийское владычество на Сицилии закончилось в XI в., многие византийцы, от аристократов до мастеров-мозаичистов, перешли на службу к норманнам. На иллюстрации изображена апсида капеллы. В конхе — Христос Вседержитель, ниже — Богоматерь с Марией Магдалиной и Иоанном Крестителем. Надпись на латыни, хотя в капелле имеются и греческие надписи.
      С. 170 (209). Императорский замок в Нюрнберге (Германия). В своей основе замок, считающийся одним из лучших в Германии, относится к XII в., хотя позже подвергался переделкам. Он стоит на краю скалы, как бы нависая над центральной частью города, и состоит из двух частей: императорского замка, где останавливались, приезжая в Нюрнберг, императоры, и графского замка, где жили постоянные представители императора (Нюрнберг относился к так называемым имперским городам, не имевшим иного сеньора, кроме императора).
      С. 173 (212). Университет в Саламанке — один из древнейших в Европе. Хотя университет был основан в начале XIII в., тот комплекс зданий, который можно видеть на иллюстрации, относится к концу XV—XVI в. На заднем плане видна колокольня собора. В обильной резьбе по камню, которая покрывает фасад главного здания университета (стиль платереско), над двойным входом едва виден круглый медальон с изображением Фернандо и Изабеллы, покровительствовавших университету. На переднем плане — памятник замечательному испанскому поэту и теологу XVI в. Луису де Леону.
      С. 174 (213). Средневековый врач лечит больного. На миниатюре изображено, как в больнице, основанной во Флоренции одним из благочестивых горожан, врач обрабатывает рану больного.
      С. 174 (214). Студенты на лекции. Рельеф XIV в. На рельефе саркофага знаменитого юриста Джованни да Леньяно (ок. 1385) изображены болонские студенты, слушающие лекцию.
      C. 175. Абеляр. Миниатюра XIII в. Фрагмент миниатюры XIII или начала XIV в., на которой Абеляр изображен беседующим со своей женой Элоизой.
      С. 176 (216). Астроном, математик и писец. Миниатюра XIII в. Астроном ведет наблюдение за звездным небом с помощью астролябии. Обращает на себя внимание, что по крайней мере двое из изображенных ученых — монахи.
      С. 177 (217). Человек и мир на миниатюре XIII в. Смысл миниатюры из рукописи Хильдегарды Бингенской «Книга о божественных делах» можно интерпретировать как соотношение микрокосма и макрокосма, человека как частицы и средоточия всего Божественного творения.
      С. 177 (218). Святой Фома Аквинский. Икона XIV в. Фома Аквинский, канонизированный в 1323 г., изображен в одеянии монаха доминиканского ордена, к которому он принадлежал.
      С. 179. Статуя-реликварий Веры Конкской. Франция, X в. С именем этой святой, принявшей мученическую смерть в 303 г., существует определенная путаница. Вообще-то ее звали Фида; по-латыни это имя звучало почти так же, как слово «вера», и впоследствии ее стали называть святой Верой, по-французски — Сент-Фуа, как бы переводя имя на другой язык. Эта традиция была продолжена и при переводе на русский язык, войдя в труды по истории искусства, и хотя, строго говоря, она неправильна, мы сохранили ее в подрисуночных подписях ради избежания путаницы. Конкский монастырь (к югу от современного Клермон-Феррана) стал центром паломничества после того, как в 866 г. его монахи выкрали из Ажана останки святой мученицы. Обретенные мощи сделали монастырь привлекательным для паломников, обитель быстро богатела. Показателем возросшего благосостояния и стал роскошный реликварий, предназначенный для хранения останков святой. Позолоченную (на деревянной основе) статуэтку святой Веры высотой около 50 см украсили античные геммы и камеи, а также драгоценные камни, некоторые из которых были подарены паломниками.
      С. 180 (221). Церковь Святого Михаила в Хильдесхайме — классический памятник романской архитектуры. Германия, XI—XII вв. Хильдесхайм, расположенный в северной части Германии недалеко от Ганновера, издавна являлся одним из церковных центров Германии. Церковь, как и многие храмы Германии, имеет двустороннюю ориентацию: на востоке храм завершают три апсиды, на западе — крипта и хор с обходом. Трансепты, башни, порталы и окна расположены строго симметрично. Здание отличается точностью пропорций, ясной композицией, простотой сочетания объемов. Когда-то эта церковь располагала еще одной жемчужиной — бронзовыми вратами 1015 г., одним из лучших образцов ранней романской скульптуры, но позднее врата перенесли в собор Хильдесхайма.
      С. 180 (221). Романская церковь Сен Сернен в Тулузе. Интерьер. Франция, XI—XIII вв. Огромная церковь бенедиктинского аббатства, основанного в честь галльского мученика Святого Сернена, была построена на пути паломников из восточной части Франции в Испанию, к гробнице Святого Иакова. Длина базилики 115 м. Она считается жемчужиной романского стиля, особенно знамениты цилиндрические своды ее центрального нефа.
      С. 180 (221). Схема романского храма в разрезе. На схеме хорошо видны недостатки в системе освещения романского собора: с севера и с юга свет попадает в центральный неф не напрямую, а лишь через боковые нефы и галереи второго яруса. В результате в центральном нефе, как правило, царил полумрак (находящаяся рядом фотография интерьера церкви Сен Сернен представляет его значительно более светлым, чем это бывает при естественном освещении).
      С. 182 (222). Скульптура портала собора в Шартре. XII в. Статуи ветхозаветных царей западного портала собора в Шартре датируются примерно 1145—1155 гг. и считаются одним из лучших образцов французской романской скульптуры.
      С. 182 (223). Взвешивание душ умерших. Рельеф собора в Отёне.
      С. 183. Страшный суд. Надвратный рельеф церкви Святой Веры в Конке. XII в. Сцена Страшного суда в тимпане конкской церкви (1135—1140) считается наиболее подробно разработанной. В центре композиции — Христос во славе, правой рукой возвышающий праведников, а левой низвергающий грешников. Над ним — ангелы, держащие крест и трубящие в рога. Под ним — архангел Михаил и черт взвешивают души, причем черт тщетно пытается сплутовать, надавливая пальцем на свою чашу весов. По правую руку от Христа — праведники, среди которых можно опознать и аббатов монастыря, и покровительствовавшего ему Карла Великого, и святую Фиду. Но наиболее выразительно изображение адских мук грешников, занимающее большую часть левой от Христа части тимпана. Среди грешников представлены едва ли не все социальные типы того времени: рыцари, служители церкви, простолюдины. Тут есть еретики, прелюбодеи, охотники, музыканты, фальшивомонетчик… Скульптор отличался удивительным мастерством, его персонажи исполнены жизни и страстей.
      С. 183 (224). Чудовище. Капитель собора в Кентербери. Англия. Прекрасный пример того, как в романских и готических соборах наряду с официальной иконографией часто присутствует стихия народного творчества, уходящего корнями в языческие времена (см. документ к параграфу).
      С. 184 (225). Маркграфиня Ута. Собор в Наумбурге. XIII в. Собор построен в романском стиле, но статуи, украшающие западный хор, относятся к готике и датируются примерно 1250 г. Ута, пожалуй, один из самых лиричных женских образов эпохи Средневековья. Важно, что она составляет пару к Эккехарду II (см. иллюстрацию на с. 93), сильному и уверенному в себе.
      С. 184 (225). Встреча Марии и Елизаветы. Собор в Реймсе. XIII в. Статуи собора в Реймсе стали вершиной французской готической скульптуры. Образы Марии и Елизаветы (1230-е гг.) составляют единство и в то же время противопоставлены друг другу. Мария юна и женственна, Елизавета предстает зрелой и мудрой женщиной; Елизавета благовествует, Мария внемлет. Пространство между статуями оказывается как бы пронизанным духовными связями. Лица и складки одежды отличаются классической красотой. Не случайно один из исследователей назвал эту группу «греческим мгновением готической скульптуры».
      С. 185. Западный фасад собора в Реймсе. Франция. XIII в. Собор Нотр-Дам (Богоматери) в Реймсе выделяется среди других готических соборов цельностью облика. Во многом это связано с тем, что здание, хотя и строилось достаточно долго и разными архитекторами (Жан д’Орбе, Жан де Лу, Готье де Реймс, Бернар де Суассон, Робер де Куси), стилистически укладывается в рамки высокой готики. Строительство началось в 1211 г., а к концу XIII в. недостроенной оставалась лишь верхняя часть западного фасада. Верхний ярус башен появился после 1427 г., а высокие шатры над башнями так и не были построены. Тем не менее западный портал сохранил единство замысла. Здание, массивное и инертное внизу, кажется все более легким по мере движения вверх и завершается устремленными в небо башнями и вимпергом (резным фронтоном) между ними. Обращает на себя внимание огромная роза западного фасада. Интерьер собора отличается величественностью облика, благородством и стройностью пропорций, тщательностью отделки каждой детали. Собор сильно пострадал в мировых войнах, но был восстановлен в первоначальном виде. Длина центрального нефа 138 м, высота его сводов более 38 м. Выше, чем в Реймсе, своды только в соборе Амьена — 42 м; в Бове в 1272 г. закончили возводить собор со сводами 47,5 м, но спустя 12 лет они рухнули.
      С. 185 (226). Схема готического храма в разрезе. На схеме очень хорошо видно, как тяжесть свода центрального нефа переносится на столбы и через аркбутаны на контрфорсы; при этом стена между соседними опорами настолько разгружается, что камень может быть заменен витражами.
      С. 185 (226). Собор Парижской Богоматери. XII—XIV вв. Вид с юго-востока. В этом ракурсе хорошо виден план здания: каркасная конструкция с контрфорсами и аркбутанами, большая длина хора, огромная роза южного рукава трансепта. Строительство собора Парижской Богоматери (Нотр-Дам де Пари) было начато в 1163 г., главный алтарь освятили в 1182 г., а в 1196 г. собор был почти закончен, работы продолжались лишь на западном фасаде (во второй четверти XIII в. возведены башни). Однако едва законченный собор сразу же стал подвергаться достройкам и переделкам. Между контрфорсами в начале XIII в. был устроен венец капелл, открытых в хор. Во второй половине XIII в. был завершен трансепт, почти не выступающий за внешние границы стен. Несмотря на работы XIII—XIV вв., собор в целом как бы подвел итог раннему этапу развития французской готики. Его облик отличается строгим величием. Колонны интерьера еще довольно массивны, стена не утратила своей вещественности. Длина всего здания 130 м, длина хора 28 м, высота башен 69 м, высота свода центрального нефа 35 м (по другим данным, 33 м). По некоторым подсчетам, в нем могло поместиться около 9 тыс. человек.
      С. 186 (226). Сент Шапель в Париже (XIII в.) — подлинное царство витражей. Святая капелла при королевском дворце на о. Ситэ была построена Людовиком IX Святым для хранения Тернового венца и других реликвий, приобретенных в Константинополе и на Востоке; была освящена в 1248 г. Она состоит из двух этажей: нижний (высота 6,6 м) предназначался для слуг, верхний (высота 20,5 м) — для короля и членов его семьи; интерьер именно этой части капеллы изображен на иллюстрации. Роль камня в интерьере сведена к минимуму, вся его тяжесть осталась снаружи. Ничто не мешает восприятию глади стеклянных стен; общая поверхность витражей составляет около 615 м2. Святая капелла строилась как королевская (сам Терновый венец считался именно царственным атрибутом Иисуса), и в ее витражах со сценами из Ветхого и Нового Завета четко проводится мысль о французском короле как преемнике иудейских царей и защитнике истинной веры.
      С. 186 (227). Собор в Солсбери. Его 124-метровый шпиль — один из самых высоких в европейской готике. Англия, XIII в. Английские соборы часто располагаются в пространстве гораздо «вольготнее» французских; в частности, на этой фотографии хорошо видно, как далеко выступает за линию стены бокового нефа северный рукав трансепта. Строительство собора начато в 1220 г. Шпиль создан в начале XIV в.; его строительство описано в классическом романе У. Голдинга «Шпиль».
      С. 186 (228). Мадонна с младенцем. Витраж. Шартр, XII в. На иллюстрации представлен фрагмент одного из древнейших и самых прекрасных средневековых витражей. Именно в Шартрском соборе лучше, чем в других, сохранились витражи XII—XIII вв.
      С. 189 (230) — см. с. 221 (283).
      С. 192 (234). Кормление больного. Миниатюра XV в. В Средневековье существовала достаточно развитая система благотворительности, ведущую роль в которой играло монашество. Монастыри, городские власти и некоторые другие институты содержали больницы и странноприимные дома, где нуждавшиеся могли получить кров, питание, медицинскую помощь.
      С. 194 (235). Синагога в Толедо (Испания). Одна из древнейших дошедших до нас синагог Европы была построена в конце XII в. и являлась одной из восьми синагог Толедо. До XIV в. еврейское население Толедо было очень многочисленным и играло огромную роль в жизни города, при этом христиане, мусульмане и иудеи уживались достаточно мирно. После серии еврейских погромов, не обошедших стороной и здание синагоги, начался переход иудеев в христианство, по преимуществу вынужденный. Синагога сохранилась благодаря тому, что еще в начале XV в. была переделана в церковь Святой Марии, при этом интерьер ее в целом сохранился. В пятинефном внутреннем пространстве синагоги строгие белые стены, подковообразные арки без орнамента и простые восьмигранные колонны подчеркивают изящную резьбу капителей и панелей в верхней части арок.
      С. 194 (235). Расправа с евреями. Гравюра XV в. Иллюстрация к Нюрнбергским хроникам, 1493 г. В годы кризиса неприязнь к евреям часто перерастала в острую ненависть, их обвиняли в отравлении колодцев, ритуальных убийствах христианских младенцев и т. д., и тем иудеям, которые не соглашались перейти в христианство, реально угрожало сожжение заживо.
      С. 195 (238). Нищенство — одно из бедствий Европы в XIV—XV вв. На французской миниатюре XV в. изображена раздача милостыни. Социально-экономические изменения в городе и деревне вызвали резкое имущественное расслоение и пауперизацию населения. Нищие в средневековой Европе были всегда, но в XIV—XV вв. их стало во много раз больше, чем прежде.
      С. 196. Нападение крестьян на рыцаря. Миниатюра XV в. Хорошо видно, как крестьяне, вооруженные топорами, берут верх над тяжеловооруженным рыцарем именно благодаря своей численности.
      С. 196 (237). Расправа с восставшими «жаками». Миниатюра XV в. Во «Французских хрониках», откуда взята эта миниатюра, Жан Фруассар описывает, как в городе Мо на р. Марне (к востоку от Парижа) спасались от восставших крестьян многие сеньоры с семьями, укрывшиеся в укрепленной части города, известной под названием Рынок. Горожане открыли восставшим ворота города, и те осадили Рынок, но сеньоры сделали вылазку и разгромили плохо вооруженных крестьян, перебив, по словам Фруассара, 7 тыс. человек и массами сбрасывая их в Марну (этот момент и изображен на иллюстрации).
      С. 197. Поход восставших на Лондон. Слева в углу стоит Уот Тайлер. Миниатюра. На миниатюре XV в. изображена встреча двух отрядов крестьян. Во главе правого из них известный проповедник Джон Болл (он упоминается в документе к параграфу), который едет на муле, левого — сам Уот Тайлер. Показательно, что оба отряда выступают под официальными стягами Англии (см. следующий комментарий): крестьяне подчеркивали, что являются патриотами и верными слугами короля, обманутого дурными советниками.
      С. 200 (198). Король Эдуард III. Миниатюра XV в. Эдуард III (1327—1377) изображен в церемониальном одеянии магистра Ордена Подвязки. Наличие в гербах наряду с английскими леопардами французских лилий свидетельствовало о притязаниях Эдуарда на французский трон. На плече короля крест Святого Георгия (покровителя воинов и одновременно небесного патрона Англии), окруженный знаком основанного этим монархом Ордена Подвязки с его девизом. Надпись на французском (Roy Eduard — король Эдуард) читается довольно легко.
      С. 201. Кольчуга времен Столетней войны. Хотя в это время уже был широко распространен сплошной доспех, кольчуга по-прежнему часто употреблялась, обеспечивая своему обладателю защиту не от всех, но от очень многих ударов. Она была во много раз легче сплошного доспеха и потому могла успешно использоваться пехотинцами, в частности лучниками и арбалетчиками.
      С. 201 (243). Пушка времен Столетней войны. Пушки были известны в Европе с конца XIII в., но до рубежа XV—XVI вв. в полевых сражениях они не использовались. Изредка их ставили на корабли, в основном же они использовались при обороне и особенно при осаде крепостей (как это видно, в частности, на иллюстрации к с. 203). Они отличались большим калибром при сравнительно небольшой длине ствола (что и видно на иллюстрации), делались из бронзы (время чугуна придет позже) и стреляли каменными ядрами, причем обычно на небольшое расстояние; нередко взрывались во время выстрела.
      С. 202 (245). Надгробие Черного принца в соборе Кентербери. Эффектное надгробие было создано около 1380 г., над ним висят парадные доспехи принца. На его доспехах, как и на иллюстрации к с. 200, сочетаются английские леопарды и французские лилии. Изголовьем принцу служит его шлем; у правого плеча видна шлемовая эмблема — голова льва. Черному принцу, выдающемуся полководцу Столетней войны, так и не довелось стать английским королем. Он умер незадолго до отца, который правил целых 50 лет (1327—1377), и трон перешел сразу к сыну принца, Ричарду II, который еще подростком столкнулся с потрясениями восстания Уота Тайлера. Он оказался слабым правителем и в конце концов был свергнут своим двоюродным братом и убит (1399); на нем закончилась династия Плантагенетов.
      С. 202 (244). Битва при Креси. Миниатюра XV в. Миниатюра помещена в рукописи «Французских хроник» Фруассара. Чтобы выполнить задание к иллюстрации («По каким признакам можно определить, где здесь англичане, а где французы?»), следует обратить внимание, что войско слева (это французы) сражается под стягом с французскими лилиями и имеет на вооружении арбалеты, в то время как на знамени противников в соответствии с их притязаниями английские леопарды соседствуют с французскими лилиями, а пехотинцы вооружены традиционными для англичан луками.
      С. 203 (246). Применение огнестрельного оружия. Миниатюра XV в. При осаде крепости используются уже не только пушки, но и ручное огнестрельное оружие, появившееся как раз в XV в.
      С. 204 (249). Карл VII. Портрет работы Жана Фуке. XV в. Жан Фуке (ок. 1420—1481) был придворным живописцем Карла VII и одним из лучших французских художников XV в. На иллюстрации — фрагмент портрета, написанного ок. 1445 г., когда Столетняя война уже завершалась успешно для Франции. Для своего сана король одет очень просто, лишь синяя шляпа с золотой отделкой (цвета королевского герба) напоминает о роскоши. Портрет отличается сжатой, но глубокой психологической характеристикой. Лицо, как будто высеченное резцом скульптора, имеет печальное, робкое выражение. Известно, что король, характер которого формировался в очень сложных условиях, долгое время отличался неуверенностью в себе.
      С. 204 (247). Жанна д’Арк. Хотя известны прижизненные изображения Жанны (как и ее словесный портрет), ни о них, ни о более поздних портретах мы не можем определенно сказать, что они действительно отражают реальные черты Жанны. Приведенная иллюстрация является миниатюрой XV в. В одной руке у Жанны меч, в другой — знамя с изображением Христа и золотыми лилиями французской короны.
      С. 206. Казнь Жанны д’Арк. Миниатюра XV в. Изображение отличается высоким эмоциональным накалом, что как будто подчеркнуто обилием одежд красных тонов. Жанна изображена с высоко поднятой головой, несломленной, готовой принять смерть ради торжества своего дела.
      С. 208 (251). Гробница Филиппа Храброго. Начало XV в. Гробница, ныне находящаяся в Музее изящных искусств Дижона (столицы Бургундии), создана при участии крупнейшего скульптора того времени Клауса Слютера. Герцог изображен лежащим, но при этом сложившим руки на груди в молитвенной позе; слева — меч, у изголовья — два ангела, у ног — лежащий лев (на иллюстрации видна лишь часть его).
      С. 208. Кубок герцога Бургундии Филиппа Доброго. XV в. Кубок, отличающийся изысканной формой, сделан из золота и горного хрусталя и украшен бриллиантами, рубинами и жемчугом.
      С. 210 (254). Людовик XI. Портрет кисти Ж. Бурдишона очень реалистичен. Облик короля обрисован в аскетически строгих красках и формах, что соответствовало вкусам монарха, избегавшего всяких политически не оправданных расходов и любившего одеваться в простое платье.
      C. 210 (254). Карл Смелый. Портрет Р. ван дер Вейдена. XV в. Придворный художник бургундских герцогов, один из самых замечательных живописцев XV в. Рогир ван дер Вейден изобразил Карла Смелого со знаком Ордена Золотого Руна — пожалуй, самого почетного ордена того времени, основанного отцом Карла, Филиппом Добрым.
      С. 211 (255). Ричард III. На портрете из Национальной портретной галереи в Лондоне Ричард предстает умным и волевым правителем. Никаких следов физического и душевного уродства, которым наделила его последующая тюдоровская легенда, в портрете не заметно. Обращает на себя внимание богатство костюма короля. На шее у него роскошное золотое ожерелье, украшенное жемчугом и драгоценными камнями, головной убор — на итальянский образец (биретто) с драгоценной пряжкой.
      С. 211 (256). Генрих VII Тюдор. По сравнению с Ричардом портрет его победителя выглядит чуть менее пышно, что, возможно, соответствовало известной из разных источников относительной скромности бытового поведения основателя династии Тюдоров, который не любил лишних трат и, в частности, слишком роскошных одеяний.
      С. 212 (256). Замок Тауэр, где погибли племянники Ричарда III. На иллюстрации представлен не весь Тауэр — сложившийся в течение нескольких веков сложный комплекс оборонительных, жилых и прочих сооружений, а лишь так называемый Белый Тауэр, или Белая Башня, — центральная, самая древняя часть Тауэра. Башня была воздвигнута в 1078—1097 гг., во времена Вильгельма Завоевателя, на границе Лондона для контроля над горожанами. Размер башни 32,5 × 36 м при высоте 27 м. Поскольку внешней линии укреплений первоначально не планировалось, стены башни отличались толщиной, достигая кое-где почти 4 м. Внешние же пояса укреплений стали строиться только в XIII в., после того как в результате Крестовых походов англичане познакомились с практикой сооружения замков в континентальной Европе и на Востоке. На протяжении своей долгой истории Тауэр служил не только крепостью и королевским дворцом, но и местом хранения коронных драгоценностей, монетным двором, архивохранилищем, тюрьмой и местом казней.
      С. 214 (258). Фернандо и Изабелла. Миниатюра рубежа XV—XVI вв. Обращает на себя внимание характерной формы крест Святого Иакова — небесного покровителя Кастилии. Магистром ордена Сантьяго (Святого Иакова) был с 1499 г. король Фернандо.
      С. 214 (258). Королевский замок в Сеговии, часто служивший резиденцией Фернандо и Изабеллы. Живописное расположение неприступного замка на краю круто обрывающегося холма, важные исторические события, свидетелем которых он был, фортификационные и художественные достоинства сделали его замечательным памятником испанской истории и культуры, хотя облик замка несколько искажен произвольной реставрацией XIX в. Это была любимая резиденция Энрике IV — предшественника Изабеллы на кастильском троне; здесь хранилась его казна, которая после его смерти перешла к Изабелле. Сейчас часть замка занимает музей, часть — Военно-исторический архив.
      С. 217. Монахи подносят Библию королю Карлу Лысому. Миниатюра IX в. Этот классический образец средневековой миниатюры в данном случае важен по причине использования в нем характерной для искусства Средневековья обратной перспективы: хотя король изображен на заднем плане, а монахи — на переднем, фигура монарха больше по размерам, поскольку важнее. В линейной перспективе пропорция была бы обратной.
      С. 217. Робер Кампен. Святая Варвара. XV в. Робер Кампен (1378/79—1444), которого обычно идентифицируют с мастером из Флемаля, — один из первых и лучших нидерландских художников XV в. Помимо использования линейной перспективы (отчетливо видной, например, при сравнении подлокотников скамьи), обращает на себя внимание удивительно одухотворенное изображение материальной среды, как будто несущей в себе духовные свойства окруженных ею людей.
      С. 218 (252). «Женский портрет» Петруса Кристуса. XV в. Петрус Кристус, видимо, был учеником крупнейшего нидерландского художника XV в. Яна ван Эйка; большую часть жизни он прожил в крупнейшем городе Фландрии Брюгге, которым владели тогда герцоги Бургундские. Портрет создан между 1460 и 1473 гг. В модели, явно принадлежавшей к аристократическим слоям общества, очевидны портретные черты.
      С. 219 (280). Иоганн Гутенберг. Гравюра XVII в. Гравюру отделяет от жизни Гутенберга более чем вековой промежуток, так что изображение, возможно, лишено портретных черт и представляет собой идеализированный образ.
      С. 219 (280). Фрагмент Библии Иоганна Гутенберга. 1456 г. Процесс создания Библии (ее называют 42-строчной, чтобы отличать от созданной Гутенбергом несколько позже 36-строчной) оказался настолько трудоемким и затратным, что к концу его Гутенберг был почти разорен. Однако результатом его стал подлинный шедевр. Печатание качественных цветных инициалов и рисунков на полях было для первого раза технически слишком сложно, и в традициях рукописной книги они раскрашивались от руки.
      С. 220 (281). Дворец Синьории (Палаццо Веккьо) во Флоренции. Строительство дворца — одного из самых известных зданий Флоренции — было начато архитектором и скульптором Арнольфо ди Камбио в 1298 г. Сначала здесь была резиденция Синьории (правительства Флорентийской республики), затем герцогов из рода Медичи. Сейчас здесь проходят заседания Коммуны и размещается мэрия, но большую часть здания занимает музей.
      С. 220 (282). Дворец банкиров Строцци во Флоренции. Семейство Строцци в течение долгого времени соперничало с семейством Медичи. Дворец (палаццо) Строцци был построен архитекторами Бенедетто да Майано и Симоне Кронака в 1489—1505 гг. Трехэтажное здание сложено из рустов (грубо отесанных камней в форме параллелепипеда) и завершается античным по формам карнизом.
      С. 221. Медаль с изображением Лоренцо Медичи. Медали с профильными портретами правителей, характерные для Античности, в эпоху Возрождения не могли не войти в моду. Античные медали коллекционировали, им подражали. На медали изображен, причем с очевидным портретным сходством, правитель Флоренции (в 1469—1492 гг.) Лоренцо Великолепный — крупный поэт и один из самых знаменитых меценатов в истории человечества, покровитель Боттичелли и Микеланджело. Надпись на латыни гласит: Magnus Laurentius Medices — Великий Лоренцо Медичи.
      С. 221 (283). Донателло. Святой Георгий. Скульптура XV в. Скульптура создана Донателло (1386—1466) в 1416 г. для церкви Ор Сан Микеле во Флоренции, ныне находится в Национальном музее Барджелло (там же). Для статуи характерна героическая и патриотическая характеристика образа. Юный воин полон решимости и уверен в своей победе. Такие настроения в то время были характерны для горожан Флоренции, постоянно отстаивавшей свою свободу.
      С. 222 (283). Симоне Мартини. Кондотьер Гвидориччо да Фольяно. В творчестве сиенского художника Симоне Мартини (ок. 1284—1344) нередко усматривают черты «аристократической готики». Восхитительные по цвету, его картины и фрески отличаются изысканностью и плоскостностью. Исполненное в 1328 г. изображение кондотьера на фреске зала Маппамондо (свое название он получил, поскольку в нем находится большая редкость по тем временам — карта мира) в Палаццо Пубблико в Сьене отличается монументальностью. Вообще фигура кондотьера трактуется художниками и скульпторами Возрождения как героическая. Хотя нередко это были беспринципные авантюристы, продававшие свою шпагу тому, кто больше заплатит, и подчас предававшие даже того, кто заплатил, их уподобляли античным героям.
      С. 223 (286). Давид. Фрагмент короны Священной Римской империи. О самой короне см. комментарий к с. 45. Давид изображен не в виде юноши, победившего Голиафа, а в виде царя, человека зрелого возраста (о чем свидетельствует борода), воплощающего собой скорее мудрость, чем доблесть. Надпись по-латыни (honor regis iudicium diligit) на полотнище (свитке?), которое Давид держит в руках, связывает честь правителя со справедливостью в отправлении правосудия.
      С. 223 (286). Статуя Давида работы Донателло. Статуя Донателло создавалась в 1430—1440 гг. для украшения дворца Козимо Медичи, ныне находится в Национальном музее Барджелло во Флоренции. Давид изображен юным героем, только что победившим Голиафа. Статуя была задумана как навершие фонтана, находящегося в центре дворика, т. е. должна была стать как бы средоточием определенного пространства. Это была первая попытка создать произведение, рассчитанное на круговой обход. Статуя действительно «смотрится» со всех сторон, хотя рассчитана в конечном счете лишь на основные точки зрения: в фас, в профиль, сзади. Переходы проработаны гораздо хуже (лишь у Микеланджело постепенная смена точек зрения в полной мере раскрывает сущность образа). Статуя явно основана на тщательных обмерах, изучении пропорций человеческого тела. Очевидно усвоение уроков античной скульптуры (известно, что Донателло и Брунеллески ездили в Рим для раскопок и обмеров античных памятников). Именно Донателло возродил забытый со времен Античности хиазм — постановку фигуры, при которой тяжесть тела перенесена на одну ногу, и поднявшемуся из-за этого бедру соответствует опущенное плечо, а опущенному бедру — поднятое плечо. Статуя сделана из бронзы, что также нехарактерно для Средневековья и может рассматриваться как своего рода возрождение Античности. В целом если Средневековье почитает Давида как мудрого правителя и поэта, автора псалмов, то Ренессанс увидел в нем прежде всего юного героя.
      С. 224 (285). Купол Флорентийского собора — творение Филиппо Брунеллески. XV в. Выдвинутый Брунеллески проект возведения столь огромного купола собора Санта Мария дель Фьоре без лесов и других вспомогательных сооружений сначала был признан невероятным, но архитектор сумел переубедить заказчиков, и в 1420 г. работы начались. Восьмигранный купол был закончен в 1446 г., а венчающий его фонарь — в 1467 г., уже после смерти Брунеллески, но по оставленной им модели. При высочайшем техническом совершенстве купола конструктивные приемы архитектора не были новы; новым был сам образ здания, созданного архитектором, близким к гуманистическим идеям. Купол господствует над всей Флоренцией, воплощая идею могущества человеческого разума.
      С. 224 (285). Капелла Пацци во Флоренции — еще один шедевр Брунеллески. Капелла, заказанная в 1430 г. для погребения членов одного из самых влиятельных родов города, представляет собой не глубокую нишу, открывающуюся в неф или в хор церкви (как это обычно бывало в готических соборах), а самостоятельную пристройку к зданию церкви Санта-Кроче, находящуюся в глубине окруженного аркадами двора. И на фасаде, и в интерьере Брунеллески использовал античный ордер. Здание достраивалось уже после его смерти, и крыша с куполом, возможно, выглядит не так, как планировал архитектор.
      С. 225 (287). Боттичелли. Рождение Венеры. Фрагмент (ок. 1485). Неоплатонизм, популярный в гуманистически образованной верхушке флорентийского общества, побуждал художников создавать мифологические и аллегорические произведения с усложненным и зашифрованным содержанием; это относится и к творчеству Боттичелли. Однако приведенный фрагмент позволяет, не вникая в философские тонкости, просто получить эстетическое наслаждение от красоты одухотворенного женского лица.
      С. 227 (262). Замок Вавель в Кракове много веков был резиденцией польских королей. Краков стал одной из главных резиденций польских правителей с рубежа X—XI вв., когда Болеслав I Храбрый присоединил его к Польше и было основано Краковское епископство. Сразу же на Вавельском холме, ставшем центром государственной и церковной власти, началось интенсивное каменное строительство. С 1320 г., когда на Вавеле короновался один из объединителей Польши Владислав I Локетек, за городом окончательно закрепился статус столицы государства. В 1364 г. здесь был основан первый в Польше и один из первых в Центральной Европе университет. В XIV—XV вв. на Вавеле были сооружены на старых фундаментах новый замок и кафедральный собор. Ныне Вавель — уникальный архитектурно-исторический комплекс, в памятниках которого представлены романика, готика, ренессанс и барокко.
      С. 230 (264). Печать короля Вацлава II. Конец XIII — начало XIV в. Король изображен восседающим на троне, в короне, со скипетром в правой руке и державой в левой. Вацлав II (1278—1305; реально он сосредоточил в своих руках власть примерно к 1290 г.) унаследовал страну в довольно сложной ситуации. Он сумел нанести поражения своим противникам, провести ряд реформ, усилить королевскую власть, опиравшуюся на города. В 1300 г. он, имея династические права на польский трон, был провозглашен также польским королем, а после пресечения династии Арпадов в Венгрии (1301) одна из борющихся за власть группировок предложила его сыну Вацлаву венгерскую корону. Династическая уния всех трех ведущих держав Центральной Европы казалась уже реальностью, но всего через год после смерти Вацлава II его сын юный Вацлав III был убит, и нарождавшееся единство распалось. Сестра Вацлава III Элишка вышла замуж за графа Иоанна Люксембургского; сын от этого брака стал чешским королем Карлом I и императором Карлом IV.
      С. 230 (265). Карл IV. Бюст XIV в. Бюст входит в большую серию скульптур, украшающих собор Святого Вита в Праге. Скульптуры созданы примерно в 1373—1385 гг. в мастерской Петера Парлера — замечательного немецкого архитектора и скульптора, работавшего в Праге (там он именовался Петр Парлерж). Парлер продолжил строительство собора, начатое Матиасом из Арраса; по его проекту сооружен и знаменитый Карлов мост. В капеллах хора были украшены статуями гробницы чешских королей XII—XIII вв. — предшественников Карла IV на троне. Бюст самого Карла, видимо несущий реальные портретные черты, занимал самое почетное место в галерее трифория, огибавшей центральный неф собора на довольно большой высоте. Еще выше были помещены скульптуры Христа (строго над бюстом Карла IV), Марии и небесных покровителей чешской короны и страны в целом. Таким образом, в убранстве хора собора по вертикали снизу вверх проводилась идея, во-первых, утверждавшая законность чешской короны на голове Люксембурга и, во-вторых, поручавшая представителей правящей династии заступничеству небесных сил. Показательно, что снизу бюсты трифория почти не видны, а о бюстах самого верхнего уровня невозможно даже догадаться, так что вся эта трехчастная композиция была рассчитана не на современников и потомков, а на божественных покровителей.
      С. 231 (266). Казнь Яна Гуса. Миниатюра XV в. Считается, что изображение Гуса на этой миниатюре обладает определенным портретным сходством. Иллюстрация отличается выразительностью и может помочь школьнику глубоко эмоционально воспринять величие подвига Яна Гуса.
      С. 232 (267). Владиславский зал в Пражском Граде. XV в. Зал, созданный в 1493—1515 гг. архитектором Бенедиктом Ридом, отличается как огромными размерами, так и смелой и в то же время изящной трактовкой нервюрных готических сводов. С площади в него вел специальный пандус, по которому можно было подняться в зал верхом (в течение какого-то времени в зале проходили заседания чешского сейма, и возможность въехать прямо на заседания верхом высоко ценилась участниками как свидетельство их особой свободы). Свое название зал получил по имени короля Владислава II Ягеллона (1471—1516).
      С. 232 (267). Ян Жижка. Гравюра начала XVII в. Хотя известны более ранние изображения Жижки, гравюра на меди Ханса Трошеля, пожалуй, наиболее выразительна. В руке у Жижки «утренняя звезда» — металлический шар с шипами, соединенный с цепью, которая крепилась к длинному древку. Такое грозное оружие позволяло наносить противнику мощные удары с довольно большого расстояния и при этом с любой стороны.
      С. 234. Герб Палеологов. Двуглавый орел украшен монограммой династии Палеологов. Вопрос о том, происходит ли российский двуглавый орел от палеологовского или же от орла Священной Римской империи, остается открытым. В любом случае речь не может идти о прямом наследовании герба: династические права на византийский престол и соответственно герб принадлежали не Софье Палеолог, вышедшей замуж за Ивана III, а ее братьям, также спасшимся от турок.
      С. 236 (272). Турецкий воин. Рисунок XV в. Очень реалистический рисунок Джентиле Беллини, крупного художника венецианской школы, создан ок. 1479 г.
      С. 237. Турецкая крепость XV в. Крепость была построена по приказу Мехмеда II на европейском берегу Босфора в 1452 г. Это позволило султану полностью контролировать пролив, что было важно в преддверии готовящегося штурма Константинополя. Не случайно она была названа Богаз-кесен («перерезающая пролив», или, иначе, «перерезающая горло»), ныне она известна как Румелихисар.
      С. 237. Руины стен Константинополя. Стена Константинополя, построенная в правление Феодосия II (408—450), была тройной. Подходы к ней защищал глубокий ров шириной около 20 м; по внутренней его стороне тянулся невысокий зубчатый бруствер. Метрах в 15 от него находилась внешняя стена высотой 8—9 м с квадратными башнями, расположенными в 50—90 м одна от другой. В 15—20 м за ней возвышалась внутренняя стена высотой около 13—14 м с 20-метровыми башнями. С моря город также защищали мощные укрепления. По тем временам город считался практически неприступным. Все три пояса укреплений видны на иллюстрации.
      С. 238. Мехмед II. Турецкая миниатюра XV в. На иллюстрации изображено, как султан наслаждается ароматом цветка. При всех несомненных достоинствах султана — ум, талант правителя, воля, прекрасное образование — по отношению к своим врагам он был жесток и безжалостен.
      С. 239. Осада Константинополя. Миниатюра XV в. Миниатюра создана по горячим следам, она датируется 1455 г. На заднем плане миниатюры — пролив Босфор и берег Малой Азии. Оттуда налево вниз отходит бухта Золотой Рог, вход в которую перегорожен цепью (на иллюстрации она выглядит скорее как укрепленный мост). В левом верхнем углу видно, как турки по суше перетаскивают корабли из Босфора в Золотой Рог мимо генуэзского квартала Галата. Турецкий лагерь занимает всю нижнюю половину миниатюры, причем турки изображены в европейских одеждах. Выше лагеря видны огромные турецкие пушки, ведущие обстрел стен города, и осадная башня, которую придвигают к стенам.
      С. 239. Константин XI. Миниатюра XV в. Последний византийский император (1404—1453) был опытным политиком и мужественным военачальником, он сделал все возможное для спасения своей столицы и руководил обороной на самом опасном участке. После штурма его тело было опознано по императорским сапогам. По легенде, султан велел похоронить императора с почестями.
      С. 240 (275). Керамические плитки дворца султана. Стамбул, XV в. Эта (или другая такого же рода) иллюстрация представляется в учебнике совершенно необходимой, поскольку показывает, что гибель Византии не должна заслонять от нас культуру Османской империи, унаследовавшей и развившей традиции великих цивилизаций Средиземноморья. Изысканные по цвету и рисунку керамические плитки украшают стамбульский дворец Топкапы.
      C. 243 — см. с. 247.
      C. 246 (292). Мать и дитя. Скульптура VIII—IX вв.
      C. 247 (290). Танцующий Шива. Статуэтка XII—XIII вв. Среди изображений индуистских богов едва ли не самое важное место занимает образ танцующего Шивы — Шивы Натараджи. Помещенная в огненном круге бронзовая фигура бога пляшет на теле поверженного карлика — демона невежества. Плавными движениями своих ног и четырех рук Шива как бы воспроизводит ритмы круговращения Вселенной. Завораживающая магия танца предстает в этом образе с захватывающей силой.
      С. 247 (296). Храм бога Солнца в Конараке. Фрагмент. XIII в. Огромный храм в Конараке, посвященный богу Солнца — Сурья, прекрасно иллюстрирует масштабы средневекового индийского зодчества. Это сооружение превосходило размерами все индийские наземные храмы; сохранилось только поражающее своей грандиозностью здание колонного зала, уподобляющее этот монумент колеснице бога Солнца. Сорокаметровая башня, венчающая здание, поставлена на постамент, снабженный 24 (по 12 с каждой стороны) трехметровыми рельефными колесами и фигурами скачущих коней. Одно из таких колес — на иллюстрации.
      С. 250 (299). Караван купцов. Фрагмент карты мира. Конец XIV в. Караван купцов изображен на знаменитой Каталонской карте мира примерно там, где проходили участки средней части Великого шелкового пути. Чтобы добраться со своими товарами из Западной Европы в Китай, купец тратил 2—3 года, а то и больше.
      С. 250 (301). Улица китайского города. Фрагмент свитка. XII в. Создатель свитка Чжан Цзэдуань был знаменит среди современников своими архитектурными пейзажами. Улицы, мосты, крепостные сооружения тогдашней столицы Китая Бяньляна (Кайфына) изображены им с документальной точностью. На иллюстрации — маленький фрагмент длинного горизонтального свитка «Вверх по реке в праздник повиновения». Праздник послужил художнику поводом для того, чтобы изобразить широкую панораму города и его окрестностей. В этот день все жители столицы ездили за город навестить могилы предков, а к вечеру возвращались домой, создавая особое оживление на улицах. На иллюстрации — часть улицы у самых городских ворот (их край виден справа), в которые входит караван верблюдов с поклажей.
      С. 251. Китайский император. Фрагмент свитка на шелку. VII в. Свиток Ян Либэня (600—673) «Властелины разных династий», маленький фрагмент которого представлен на иллюстрации, является одной из ранних жанровых композиций в истории китайской живописи. Он представляет собой серию портретов 13 императоров, правивших в Китае от династии Хань до первых представителей династии Тан. Фигуры императоров неподвижны и исполнены величия, их лица выполнены по условным канонам. Напротив, окружающие императора придворные изображены подвижными, живыми, исполненными индивидуальных черт. На данном фрагменте изображен император династии Чэнь (557—589), правивший в период раздробленности и политической смуты, ознаменовавшийся в то же время значительными культурными достижениями.
      С. 251. Портрет чиновника. Свиток на шелку. XVI в. Фрагмент свитка неизвестного художника, который хранится в Государственном музее искусства народов Востока в Москве. Такого рода портреты обычно были посмертными и связаны с обычаями почитания предков. Изображенные строго фронтально фигуры неподвижны, лишены житейской суетности, полны достоинства, но при этом их лица всегда обладают характерными особенностями.
      С. 252 (303). Сидящий Будда. V в. Глиняная раскрашенная статуя (высота 92 см) находится в пещерном монастыре Цяньфодун («Пещеры тысячи Будд») близ города Дуньхуана на западе Китая, где проходили участки Великого шелкового пути. С IV по XIV в. вырубались все новые пещеры, расписывались и украшались статуями Будды. Сейчас в Дуньхуане около 480 пещер, и они предоставляют редчайшую возможность проследить развитие искусства в одном месте на протяжении более чем тысячелетия.
      С. 254 (295). Индуистский храм в Бхубанешваре. X—XI вв. В Бхубанешваре, древнем культурном центре Ориссы (области в восточной части Индии), в течение веков сложился огромный храмовый город, некогда насчитывавший до 7000 памятников. Изображенная на иллюстрации башня храма Муктешвара (ок. 950) является лишь частью соответствующего комплекса, включавшего башни меньшего размера и массивные узорчатые входные ворота. Формы массивных ребристых башен Бхубанешвары напоминают формы самой природы, вызывая, пожалуй, ассоциацию с кактусами. Все внимание мастеров сосредоточивалось на обработке храма снаружи, интерьер обычно был лишен декора.
      С. 255 (302). «Храм Неба» в Пекине. XV в. Главное здание ансамбля «Храма Неба» (1420) сначала называлось Великим храмом и было посвящено культам и земли, и неба; в связи с этим оно имело трехцветную крышу, покрытую в нижнем ярусе зеленой, в среднем — желтой, в верхнем — синей черепицей. Синяя трехъярусная крыша появилась в 1530 г., когда жертвоприношения земле и небу стали раздельными; рядом появился второй храм. Весь грандиозный ансамбль, включавший два храма и алтарь, был связан с древнейшими религиозными обрядами китайцев, почитавших небо и землю как дарителей урожая. Главный храм, изображенный на иллюстрации, именуется Циняньдянь — Храм молитвы за богатый урожай. Круглое в плане здание стоит на трехступенчатой беломраморной платформе. Крыша опирается на 28 мощных колонн, сделанных из цельных древесных стволов; 4 из них, символизирующие 4 времени года, имеют высоту 19,2 м.
      С. 255. Пагода Шести Гармоний. X—XII вв. Ясный и плавный силуэт шестигранной пагоды Шести Гармоний (Люхэта) увенчивает собой лесистый холм над водной гладью близ города Ханчжоу на востоке Китая. Пагоды восходят к буддистским ступам Древней Индии. Они не предназначались для жилья или совершения регулярных обрядов, но их присутствие считалось благотворным для окружающей местности, и со временем их появилось довольно много. Древнейшие сохранившиеся пагоды датируются V в. Нередко они стоят парами, иногда группами из трех пагод. Пагоды могут иметь разное число этажей, чаще всего 12. Первоначально их строили, видимо, из дерева, позже — из камня и кирпича; известны пагоды с железным покрытием. В плане они могли иметь форму квадрата, круга или правильного многоугольника. Этажи в больших пагодах обычно опоясаны галереями, карнизы загнуты вверх; нередко к ним подвешивались колокольчики, мелодично звеневшие на ветру.
      С. 255. Китайский пейзаж. Фрагмент свитка. XIV в. Настроению, которым проникнут пейзаж Ни Цзаня (1301—1371) «Хижина мудреца осенней порой», соответствует стихотворная каллиграфическая надпись художника, записанная в верхней части свитка (сверху она, к сожалению, немного обрезана) и повествующая о печальном осеннем одиночестве. Художник провел всю свою жизнь вдали от двора, в провинции, постигая красоту природы.
      С. 257 (306). Чингисхан с соколом. Китайское изображение. Поскольку монголы властвовали в Китае около полутора веков, они оставили заметный след и в китайском искусстве. На изображении XIII в. Чингисхан предстает во время соколиной охоты, которая была его любимым развлечением.
      С. 261 (311). Иранский керамический сосуд. XIII в.
      С. 261. Облик Тимура, восстановленный учеными. Облик Тимура был воссоздан выдающимся антропологом М. М. Герасимовым (известны его реконструкции облика Ярослава Мудрого, Андрея Боголюбского, Ивана Грозного) на основании черепа великого завоевателя из его гробницы в Самарканде. Метод считается достаточно точным, а полученные реконструкции — достоверными.
      С. 263. Фрагмент надписи вокруг михраба. Надпись сохранилась в одной из мечетей Самарканда, построенной во времена расцвета города при Тимуре и его ближайших преемниках. Обращает на себя внимание изысканная каллиграфия.
      С. 263 (313). Сцена охоты. Иранская миниатюра. XV в.
      С. 264 (314). Мавзолей Гури-Эмир («могила повелителя»), где похоронен Тимур. Самарканд, конец XIV — начало XV в. Мавзолей с огромным ребристым куполом, покрытым ярко-синими изразцами, стал главным памятником комплекса усыпальниц Шахи-Зинда, что означает «живой царь». Традиция связывает это место со смертью двоюродного брата пророка Мухаммада, Кусама ибн Аббаса. Его предполагаемая гробница стала первым мавзолеем Шахи-Зинды. Рядом с ним стремились быть похоронены самые влиятельные люди Самарканда, и постепенно возникла целая улица мавзолеев. Тимур надеялся, что этот некрополь станет общемусульманским центром паломничества, но этим мечтам не суждено было сбыться.
      С. 266 (316). Внутренний двор в доме для учащихся эз-Зхар в городе Фес (Марокко). XIV в. Иллюстрация прекрасно показывает, что страны Магриба являлись не задворками мусульманского мира, а его неотъемлемой и важнейшей частью, где были созданы настоящие шедевры мусульманского зодчества. Отсюда мусульманское влияние широко распространилось по Африке. Фес был одним из крупнейших центров Марокко.
      С. 267. Скульптурный портрет правителя. Африка, XI в. Расцвет средневекового искусства Черной Африки связан с городом-государством Ифе народа йоруба, на территории современной Нигерии. В Ифе были найдены замечательные по мастерству исполнения монументальные бронзовые скульптурные портреты властителей, один из которых и представлен на иллюстрации. Возможно, такие скульптуры служили для оформления обрядов жертвоприношений в честь предков.
      С. 269 (321). Вырубленная в скале христианская церковь в древней столице Эфиопии — Лалибэле. XII—XIII вв. Главный фасад церкви Абба Либанос, одной из 11 скальных церквей Лалибэлы, обращен наружу, а три других можно обойти по узкому проходу между стеной и поверхностью скалы; зато сверху церковь не отделена от скалы.
      С. 270 (325). Золотая статуэтка. Колумбия, 500—1000 гг. Статуэтка относится к культуре кимбайя, распространенной на северо-западе Колумбии. Индейцы кимбайя хоронили своих мертвых в глубоких подземных шахтах, оставляя в гробницах разнообразный инвентарь: керамику, каменные топоры, статуэтки и украшения, в том числе из золота.
      С. 272 (328). Пирамида майя в Чичен-Ице. Число ступеней на четырех лестницах, ведущих к храму, вместе с платформой на вершине пирамиды равно числу дней в году — 365. На иллюстрации представлен храм Кукулькана (так майя называли бога, которого тольтеки и ацтеки называли Кецалькоатлем). Этот храм известен также под названием Эль Кастильо (что по-испански означает «замок»). Каждая сторона пирамиды имеет 9 ступенчатых террас, разделенных лестницей. Таким образом, на каждой ее стороне 18 секций, что по календарю майя соответствует числу месяцев в году. Высота пирамиды (без храма) 23 м. Храм, возведенный в центре большой прямоугольной площади, является архитектурной доминантой Чичен-Ицы, древнего города майя, расположенного в северной части полуострова Юкатан. В X—XII вв. город был столицей майя-тольтекского государства.
      С. 272 (328). Жертвенный камень диаметром 3,5 м и весом 24 т известен под названием «Камень Солнца» или «Календарь ацтеков». В центре сложного рельефа — лик бога Солнца. Четыре квадрата вокруг бога Солнца, а также четыре большие точки (по две с каждой стороны) вместе составляют знак, именуемый «4.движение» («4.землетрясение») — название пятого мирового периода, обозначающее также день его будущей гибели. В четырех квадратах, образующих этот знак, изображены дни гибели предыдущих четырех мировых эпох, или солнц («4.вода», «4.ягуар», «4.дождь» и «4.ветер»). Весь знак обрамляет по кругу узкая ровная лента, поделенная на 20 квадратов, внутри которых высечены знаки 20 дней месяца древнеацтекского календаря.
      С. 273 (329). Ацтекская маска. Конец XV — начало XVI в. Ацтеки создавали из разноцветных камней (включая и столь твердые, как нефрит) великолепные по мастерству исполнения мозаики и инкрустации.
      С. 274 (330). Золотая маска эпохи инков. О высоком уровне металлообработки и ювелирного дела у инков свидетельствуют как находки, подобные этой, так и письменные источники, в частности описывающие «золотой сад» «Храма Солнца» в Куско.

<<Предыдущий раздел
<Содержание>
Следующий раздел>>